Прободная язва желудка и двенадцатиперстной кишки


Прободная язва желудка

Прободная язва желудка – сквозное повреждение стенки желудка, возникающее на месте острой либо хронической язвы. Данное состояние относится к симптомокомплексу «острого живота». Клинически проявляется интенсивной болью в животе, доскообразным напряжением передней брюшной стенки, лихорадкой, тахикардией, рвотой. Поставить правильный диагноз помогут эзофагогастродуоденоскопия, УЗИ и КТ органов брюшной полости, обзорная рентгенография органов брюшной полости, диагностическая лапароскопия. Лечение преимущественно хирургическое, дополняется антисекреторной, дезинтоксикационной и антихеликобактерной терапией.

Прободная язва желудка формируется в основном у лиц трудоспособного и пожилого возраста. К счастью, данное осложнение встречается достаточно редко – не более двух случаев на 10000 населения. Несмотря улучшение диагностики и усовершенствование антихеликобактерной терапии, частота перфораций при язвенной болезни с годами увеличивается. Среди всех осложнений язвенной болезни желудка перфоративная язва занимает не менее 15%, а в целом это состояние развивается у каждого десятого пациента с язвенным анамнезом. Среди больных с перфорацией желудка язвенного генеза мужчин в десять раз больше, чем женщин. Прободение желудка является одной из основных причин смертности при язвенной болезни. Исследования в области гастроэнтерологии показывают, что прободение язвы желудка развивается в три раза чаще, чем перфорация язвы ДПК. Ретроспективный анализ историй болезни указывает на то, что около 70% прободных язв являются «немыми», т. е. до перфорации никак клинически не проявляются.

Прободная язва желудка

К факторам риска данного состояния принадлежат наличие острой или хронической язвы желудка, верифицированную хеликобактерную инфекцию (у 60-70% пациентов). К более редким причинам формирования прободной язвы желудка относят нарушение деятельности желез внутренней секреции, атеросклероз, недостаточность кровообращения, тяжелые дыхательные расстройства с развитием ишемии внутренних органов.

Прободная язва желудка протекает в три стадии. Начальная стадия длится до 6 часов после прободения; в этой фазе кислый сок из желудка попадает в брюшную полость, вызывая сильное химическое повреждение брюшины, проявляющееся внезапной интенсивной болью в животе. Вторая фаза (6-12 часов после прободения) характеризуется интенсивной продукцией экссудата, который разбавляет соляную кислоту, что приводит к уменьшению боли в животе. В третьей фазе (от 12 часов до суток после прободения) развивается гнойный перитонит, формируются межкишечные абсцессы.

Прободные язвы желудка классифицируют по:

  • этиологии (прободение хронической или острой язвы);
  • расположению (на кривизне желудка, в антруме, кардии либо пилорусе, теле желудка);
  • клинической форме (классическая – прорыв в свободную брюшную полость; нетипичная – в сальник, клетчатку забрюшинного пространства, отграниченную спайками полость; комбинация с желудочным кровотечением);
  • стадии перитонита (химического, бактериального, разлитого гнойного).

Прободной язве желудка присущи несколько признаков: язвенная болезнь желудка в анамнезе, внезапная интенсивная боль в животе, доскообразное напряжение брюшной стенки, значительная болезненность при пальпации живота. При опросе примерно каждый пятый пациент отмечает усиление болей в желудке за несколько дней до перфорации. Иррадиация боли зависит от положения прободной язвы желудка: в руку (плечо и лопатку) справа при пилородуоденальной язве, слева – при расположении дефекта в области дна и тела желудка. При прорыве язвы задней стенки желудка соляная кислота изливается в клетчатку забрюшинного пространства или сумку сальника, поэтому болевой синдром практически не выражен.

При осмотре обращает на себя внимание вынужденное положение с приведенными к животу коленями, страдальческое выражение лица, усиление боли при движениях. Поперечные борозды на прямых мышцах живота становятся более выраженными, происходит втягивание живота на вдохе (парадоксальное дыхание). Артериальная гипотония сопровождается брадикардией, одышкой. В первые часы заболевания отмечается выраженная болезненность при пальпации в эпигастральной области, которая в последующем распространяется на всю переднюю брюшную стенку. Симптомы раздражения брюшины резко положительные.

Всем пациентам с подозрением на прободную язву желудка показана ургентная консультация гастроэнтеролога и хирурга. Цель всех инструментальных исследований и консультаций (в том числе и врача-эндоскописта) – выявление свободной жидкости и газа в брюшной полости, язвенного дефекта и перфоративного отверстия.

Обзорная рентгенография органов брюшной полости в вертикальном и боковом положении позволяет выявить свободный газ в брюшной полости, серповидно расположенный над печенью или под боковой стенкой живота. Данное исследование информативно в 80% случаев. Для более точной диагностики используют КТ органов брюшной полости (98% информативности) – позволяет обнаружить не только свободную жидкость и газ, но и утолщение желудочной и дуоденальных связок, непосредственно саму прободную язву желудка.

Во время проведения УЗИ органов брюшной полости рекомендуется визуализировать не только газ и жидкость в брюшной полости, но и гипертрофированный участок желудочной стенки в области прободной язвы желудка. Ультразвуковое исследование является одним из самых точных и доступных методов выявления прикрытых перфораций.

Эзофагогастродуоденоскопия дает возможность установить диагноз прободной язвы желудка у девяти пациентов из десяти. Проведение ЭГДС особо показано больным с подозрением на прободную язву желудка, у которых не выявляется пневмоперитонеум (свободный газ в брюшной полости) во время рентгенографии – нагнетание воздуха в желудок во время исследования приводит к выходу газа в брюшную полость и положительным результатам повторного рентгенологического исследования. ЭГДС позволяет визуализировать двойные перфорации, кровотечение из язвенного дефекта, множественные изъязвления, малигнизацию язвы желудка. Также фиброгастроскопия помогает определить оптимальную тактику хирургического вмешательства.

Диагностическая лапароскопия является самым чувствительным методом обнаружения прободной язвы желудка, газа и выпота в свободной брюшной полости. Данное исследование показано всем пациентам с сомнительными выводами уже проведенных обследований (рентгенографии, УЗИ, ЭГДС, КТ органов брюшной полости). Дифференцировать прободную язву желудка необходимо с острым аппендицитом, холециститом, панкреатитом, аневризмой брюшной аорты, инфарктом миокарда.

Целью терапии прободной язвы желудка является не только спасение жизни пациента и устранение дефекта в стенке желудка, но и лечение язвенной болезни желудка, разлитого перитонита. В практике гастроэнтеролога и хирурга встречаются случаи консервативного ведения прободной язвы желудка. Консервативное лечение используется только в двух случаях: при декомпенсированной соматической патологии и категорическом отказе больного от операции. Условия для проведения консервативного лечения: менее двенадцати часов от перфорации, возраст не более 70 лет, отсутствие напряженного пневмоперитонеума, стабильная гемодинамика. В комплекс консервативного лечения включают обезболивание, введение антибиотиков и антисекреторных препаратов, антихеликобактерную и дезинтоксикационную терапию.

В оперативном лечении прободной язвы желудка выделяют три основных подхода: закрытие перфорации, иссечение язвы желудка, резекция желудка. У большей части пациентов осуществляется закрытие перфорации путем его тампонады, прикрытия сальником или ушивания. Показания к закрытию прободной язвы желудка: бессимптомная перфорация, длительность заболевания более 12 часов, наличие признаков перитонита, крайне тяжелое состояние пациента. Начало лечения позже, чем через сутки от перфорации, в три раза увеличивает летальность. Улучшить результаты операции по закрытию перфорации позволяет антихеликобактерная и антисекреторная терапия в послеоперационном периоде.

Иссечение прободной язвы желудка производится только у каждого десятого больного. Данная операция показана при наличии стеноза желудка, кровотечения, язвы с каллезными краями, больших размеров перфорации, при подозрении на малигнизацию язвы (иссечение нужно для проведения патоморфологического исследования).

Резекция желудка может производиться у пациентов с прободной язвой при невозможности осуществления более простой операции и проведения послеоперационной антихеликобактерной и антисекреторной терапии. Обычно такие показания возникают при осложненном течении язвенной болезни (калезная, пенетрирующая и пептическая язва; множественные язвы), подозрении на злокачественный процесс, повторной перфорации язвы желудка, огромных размерах перфоративного отверстия (более 2 см).

Примерно у 10% пациентов применяются малоинвазивные методики хирургического вмешательства: лапароскопическое и эндоскопическое лечение язвы желудка. Использование лапароскопических операций позволяет достоверно снизить частоту послеоперационных осложнений и летальности. Различные методики операций могут комбинироваться между собой (например, лапароскопические с эндоскопическими) и с ваготомией (селективная проксимальная ваготомия, стволовая ваготомия, эндоскопическая ваготомия).

Если во время операции ваготомия не проводилась, в послеоперационном периоде назначается противоязвенная терапия (ингибиторы протонной помпы и блокаторы Н2-гистаминовых рецепторов, антихеликобактерные препараты).

Прогноз при прободной язве желудка зависит от многих факторов. Риск летального исхода значительно повышается при возрасте пациента старше 65 лет, тяжелой сопутствующей патологии (онкозаболевания, СПИД, цирротическая трансформация печени), больших размерах перфоративного отверстия, длительном анамнезе прободной язвы желудка до операции. 70% летальных исходов при язвенной болезни желудка обусловлены прободной язвой желудка. Единственным методом профилактики данного состояния является своевременное выявление и лечение язвенной болезни желудка.

Прободная язва желудка и ДПК: причины, симптомы, классификация

Прободная язва и перфоративная язва – это синонимы одного и того же понятия в медицине. Прободная (перфоративная) язва желудка и двенадцатиперстной кишки не является каким-то отдельным видом язвенного заболевания. Так называется опасное осложнение, характеризующееся образованием сквозного отверстия в месте локализации язвы, через которое пищевые массы из желудка или 12-перстной кишки вытекают в брюшную полость.

При прободении очень важно немедленно обратиться за медицинской помощью. Вытекание желудочно-дуоденального содержимого в брюшную полость вызывает воспаление внутренних органов и тканей (перитонит).

Это явление очень опасно своими последствиями, высокой скоростью их развития. Поэтому больным из данной группы риска важно знать признаки и симптомы прободения язв.

В данной статье рассмотрены причины, симптомы, классификация прободных язв желудка и двенадцатиперстной кишки. О диагностике и лечении при прободных язвах, а также, о питании после операции прободной язвы, соответственно, описано в следующих статьях:

Общие сведения

Язвенные дефекты ЖКТ, в том или ином виде, встречается примерно у 10% всего взрослого населения планеты. В 70-80% случаев болезнь развивается в возрасте 20-50 лет. У мужчин болезнь встречается чаще, чем у женщин. В частности, женщин защищают половые гормоны эстрогены, которые способны снижать кислотность желудка.

Прободная или перфоративная язва – это опасное осложнение язвы желудка или 12-перстной кишки, когда на месте язвенного дефекта образуется отверстие, через которое желудочно-дуоденальное содержимое (частички пищи, микроорганизмы, желудочный сок, желчь) вытекает в брюшную полость. Обычно прободение выглядит как округлое с гладкими краями отверстие диаметром до 5 мм.

Истечение из желудка или двенадцатиперстной кишки вызывает химический ожог внутренних органов, сопровождающийся сильнейшими болями. Возможно проникновение инфекции. В результате развивается перитонит, для устранения последствий которого, и самого прободения, необходима немедленная медицинская помощь.

В пищеводе, тонкой и толстой кишках такое явление происходит очень редко. Прободные язвы характерны именно для желудка и 12-перстной кишки. Поэтому понятие «прободная (перфоративная) язва» ассоциируется именно с ними.

Существует ярко выраженная связь локализации перфоративной язвы с возрастом больного:

  • В 80% случаев перфорация наблюдается в 12-перстной кишке у мужчин 20-40 лет. При этом язвенный дефект может развиться стремительно, а ее прободение часто застает, ни о чем не подозревающего человека, врасплох.
  • Случаи прободения язв желудка, более характерны для лиц старше 50 лет. В этих случаях, чаще перфорируют хронические язвы.

По разным данным прободение наблюдается у 3-35% больных язвой ЖКТ. Этот показатель зависит от разных факторов: начиная от климатических условий нахождения страны проживания, уровня развития медицины, пищевых традиций и заканчивая индивидуальными предпочтениями в пище и вредными привычками. Для больных постсоветского пространства этот показатель, по некоторым данным, составляет приблизительно 8%.

Видео: как выглядит прободная язва

Причины возникновения болезни

В большинстве случаев причиной перфорации становится осложнение хронической или острой язвы. То есть, прободение (перфорация) возникает при доведении хронической язвы до такого состояния, когда будут разъедены все слои стенки органа насквозь. Либо доведение до аналогичного состояния острой язвы.

Часто причиной доведения болезни до критического состояния происходит из-за самого больного, его недостаточно серьезного отношения к лечению. Пренебрежение к рекомендациям врача: диете, режиму питания, вредным привычкам. Это, к примеру, когда больной продолжает употреблять алкоголь, даже после обнаружения язвенного образования.

Не малую роль играют сезонные обострения. Так, обострения язвенных болезней весной и осенью, соответственно, приводят и к увеличению случаев прободения язв в эти периоды.

До 20% случаев причиной прободения язвы становится бессимптомное развитие болезни или без явных симптомов. При таком течении болезни язва может обнаружиться уже по факту прободения.

Спровоцировать прободение могут следующие негативные факторы:

  • Усиление агрессии на язвенное образование со стороны желудочного сока (увеличение кислотности).
  • Внезапное повышение внутриутробного давления.
  • Несоблюдение диеты: употребление вредной пищи и напитков.
  • Употребление алкоголя, курение.
  • Ущербный режим питания.
  • Химическое отравление.
  • Нестероидные противовоспалительные препараты (аспирин, ибупрофен, кетонал и др.), некоторые химиотерапевтические препараты, кортикостероиды, антикоагулянты.
  • Сильный эмоциональный стресс.
  • Обострение основного заболевания.
  • Наследственная склонность к болезни.
  • Инфицирование бактерией Хеликобактер пилори.
  • Переедание при наличии язвы.
  • Активные физические нагрузки в период обострения язвенной болезни. А также, значительные физические нагрузки сразу после приема пищи.

Разрушающее влияние может быть как прямым – непосредственное физическое или химическое воздействие пищи, напитков и других веществ на слизистую ЖКТ. Так и косвенным, когда к ослаблению защиты стенок желудка и 12-перстной кишки приводят нарушения выработки гормонов и других веществ в организме.

Есть факторы, которые сочетают одновременно несколько вредных воздействий. Это, к примеру, курение. Прямой ущерб слизистой наносится при попадании слюны с растворенными в ней вредными веществами дыма и частичного попадания самого дыма в желудок. И вредное влияние элементов дыма попавших в организм через легкие в кровь.

Эти же негативные факторы являются изначальными причинами возникновения дефектов слизистых оболочек ЖКТ. Подробно об этом описано в статье «От чего возникает язва желудка: основные причины и провоцирующие факторы«. Описанные в ней различные негативные факторы, также могут спровоцировать прободение уже существующих язв.

Классификация прободных язв

Язвы, вызывающие перфорацию, различаются по нижеследующим параметрам.

По характеру язв вызывающих перфорацию:

  • Перфорация острых язв.
  • Перфорация хронических язв.

По клиническому развитию болезни:

  • Типичная форма развития – попадание содержимого желудка или 12-перстной кишки в брюшную полость. При этом выделяют 3 периода развития болезни:
    1. Сильный болевой шок.
    2. Мнимое благополучие.
    3. Развитие острого диффузного перитонита.
  • Атипичная форма развития:
    • Прикрытая перфорация (отверстие заслоняется сальником либо соседним органом).
    • Содержимое желудка или двенадцатиперстной кишки затекает в забрюшенное пространство, полость малого либо большого сальника, спаечные зоны и другие места (кроме прямого попадания в свободную брюшную полость).
    • Прободение с кровотечением в брюшную полость или полости ЖКТ.

Из-за этих различий, дальнейшее течение болезни после перфорации, ее симптомы и последствия могут сильно различаться. Так, если истечения из прободной язвы попадает в забрюшенную область, то течение болезни и симптомы становятся крайне атипичны. При прикрытых перфорациях боли могут либо исчезнуть, либо принять форму характерную для другого заболевания.

По локализации прободной язвы:

  • Желудок.
  • Двенадцатиперстная кишка.
  • Пилородуоденальная зона (зона перехода желудка в 12-перстную кишку).
  • Расположение язвы в желудке и двенадцатиперстной кишке одновременно (сочетанная язва)

До 85% случаев перфорирует передняя стенка луковицы 12-перстной кишки. На фоне этого существенно реже происходит перфорация желудка. При этом у молодых более распространено прободение язв дуоденальной зоны (12-перстной кишки), а у пожилых – преобладает перфорация язв желудка.

Симптомы и описание развития болезни

Развитие болезни при перфорации с вытеканием желудочно-дуоденального содержимого в свободную брюшную полость считается типичным. При этом выделяют 3 периода развития болезни, каждый из них сопровождается своей симптоматикой.

Однако при атипичном развитии болезни симптомы сильно отличаются. Но случаи атипичного развития болезни редки, составляют около 5% от общего числа случаев прободения язв.

Симптомы при типичном развитии болезни

Первый период – болевой шок (химический перитонит)

В зависимости от интенсивности вытекания желудочно-дуоденального содержимого в брюшную полость первый период может продолжаться от 3 до 6 часов. Это зависит от диаметра и локализации перфорации, степени наполненности ЖКТ пищей.

Так, обычно перитонит развивается стремительнее при перфорации передней стенки желудка. В отдельных же случаях прободения 12-перстной кишки обширный перитонит может развиться со значительной задержкой.

На первом этапе после перфорации развивается комплекс симптомов «острого живота», вызванный серьезными повреждениями внутренних органов.

Первый явный симптом прободения – это сильнейшая «кинжальная» боль в области эпигастрия (симптом Дьелафуа). Боль возникает из-за химического ожога внутренних органов и тканей соляной кислотой пищеварительного сока. Сами больные называют ее невыносимой.

Сначала боль ощущается в области желудка. Затем спускается по правому либо, реже, по левому боку и далее захватывает весь объем живота.

Невыносимые боли усиливаются при любых движениях. Поэтому больной старается не шевелиться. Лежит обычно на боку, чаще правом, и с силой прижимает согнутые в коленях ноги к груди.

Возникает характерный симптом резко выраженного «доскообразного» живота – сильное постоянное напряжение мышц передней брюшной стенки. Живот немного втянут, больной старается не задействовать его при дыхании, и не дает притрагиваться к нему врачам.

При прободении язв 12-перстной кишки болевой симптом может проявиться вокруг пупка и правом подреберье. Боли могут отдаваться (иррадиировать) в других органах и частях тела. Так, боли при пилородуоденальных перфорациях могут ощущаться в правой лопатке и ключице, или в левой – при перфорации тела желудка (симптом Элекера).

Явным симптомом прободения язвы является присутствие газа в брюшной полости, которые попадают в нее, как и пищевые массы, через образовавшееся отверстие. О наличии газа судят по исчезновению печеночной тупости, которое определяется при помощи перкуссии (простукивание поверхности живота) по характерному звуку. Газ чаще концентрируется под правым куполом диафрагмы, а также, в зависимости от положения тела может локализоваться и в других местах свободной брюшной полости.

Прободение сопровождается следующими признаками:

  • замедление пульса сразу после перфорации (симптом Грекова);
  • поверхностное, учащенное, прерывистое дыхание;
  • лицо постоянно напряжено, впалые глаза;
  • бледность, холодный пот, холодные конечности;
  • артериальное давление понижено.

Рвотные позывы при прободении не свойственны. Однако в 20% происходит однократная рвота непосредственно перед перфорацией.

Характерным симптомом острого перитонита при прободении является симптом Щеткина-Блюмберга, определяемый пальпацией. Для этого врач осторожно неглубоко надавливает пальцами на живот и спустя несколько секунд резко отымает руку. При наличии перитонита такие действия резко усилят боль.

Симптом Щеткина-Блюмберга при явном напряжении живота можно не проверять. Но у пожилых, людей с избыточным весом, а также находящихся в алкогольном опьянении такой признак прободной язвы, как напряжение брюшных мышц может отсутствовать либо слабо проявляется. В этом случае симптом Щеткина-Блюмберга становится важным показателем диагностики больного.

Второй период – мнимое благополучие

Период ложного благополучия характеризуется ослаблением острых симптомов, длится около 8-12 часов. Название исходит от ложного ощущения больного, что болезнь отступила.

Для данного периода характерны следующие признаки:

  • Боли ослабляются либо исчезают полностью.
  • Напряжение брюшных мышц ослабевает, восстанавливается дыхание с участием живота.
  • В поведении больного прослеживается состояние эйфории – характерное состояние после перенесения сильных физических болей.

Боли исчезают в результате нейтрализации соляной кислоты желудочного сока брюшным экссудатом (жидкость, выделяемая в брюшную полость из мелких кровеносных сосудов при воспалении) и ослабления чувствительности нервных окончаний. Больным это расценивается как улучшение состояния.

Прием болеутоляющих препаратов делают период ложного благополучия более выраженным.

Однако состояние продолжает ухудшаться. О продолжении развития интоксикации свидетельствуют следующие симптомы:

  • повышение температуры;
  • сухость во рту, серый налет на языке;
  • стремительное увеличение числа лейкоцитов в крови;
  • учащение пульса, возможно развитие аритмии;
  • признаки наличия газов в брюшной полости становятся более отчетливыми;
  • возникновение в брюшной полости жидкости;
  • развитие метеоризма (скопление в кишечнике газов) в связи с развитием пареза кишечника (частичное или полное прекращение движения пищи в кишечнике).

Несмотря на значительное ослабление болей, наблюдается непроизвольное напряжение мышц живота, так же остается положительным симптом Щеткина-Блюмберга.

Таким образом, в период ложного благополучия болезнь продолжает последовательно стремительно развиваться, но с временным ослаблением или исчезновением боли, что и вводит больного в заблуждение.

Третий период – резкое ухудшение (развитие острого перитонита)

После второго, скрытого периода течения болезни происходит резкое ухудшение состояния:

  • Тошнота, сильная рвота – первый признак.
  • Обезвоживание организма: кожа и слизистые оболочки становятся сухими.
  • Диурез (объем вырабатываемой мочи) существенно снижается, вплоть до анурии (прекращение поступления мочи в мочевой пузырь).
  • Сохраняется напряжение живота.
  • Дыхание снова становится поверхностным, частым.
  • Объем живота увеличен из-за скопившегося газа и жидкости.
  • Температура резко повышается до 38-40 °С с дальнейшим падением до 36,6 °С и ниже.
  • Пульс увеличивается до 100-120 ударов, кровяное давление значительно снижается.
  • Ротовая полость очень сухая, на языке налет в виде потрескавшейся корки.
  • Больной становится заторможенным, вялым, беспокойным.

Характерный признак разлитого перитонита и истощения «Лицо Гиппократа»:

  • безучастное выражение;
  • отвисшая нижняя челюсть;
  • помутневшие, впалые глаза;
  • впавшие щеки, заострившийся нос;
  • вдавленные виски, лоб натянутый сухой;
  • кожа бледно-серая, покрыта мелким холодным потом.

Проявляется синдром системной воспалительной реакции. Происходит вздутие живота вследствие прогрессирующего пареза кишечника. Прогрессирует лейкоцитоз. В крови увеличивается содержание гемоглобина и красных кровяных клеток. Развивается гиперкалиемия (повышение калия в крови, играющего важную роль в сокращении мышц организма, в том числе и сердечных). И другие нарушения работы организма.

Как не без основания отмечал Н.Н. Самарин (1952), «… и диагноз, и хирургическая помощь в этом периоде обычно являются уже запоздалыми».

Прикрытая перфорация: симптомы и развитие болезни

Прикрытая форма встречается по разным данным 2-12% всех случаев прободения язв. Она возникает, когда прободное отверстие закрывается соседним органом либо сальником (складка брюшины). Данное явление возможно при следующих условиях:

  • небольшой диаметр прободного отверстия;
  • малое количество пищевых масс в желудке при прободении;
  • непосредственная близость печени, кишечника, сальника, желчного пузыря.

Клиническое развитие прикрытого прободения схоже с типичным случаем прободения язвы. Подразделяется на 3 этапа:

  • перфорация язвы, с возникновением болей;
  • притупление симптомов;
  • развитие перитонита.

Первый этап. Вследствие вытекания желудочно-дуоденального содержимого в брюшную полость внезапно возникает сильная боль в области эпигастрия. Это сопровождается:

  • внезапной слабостью, холодными конечностями;
  • снижением давления крови, плохим кровоснабжением органов;
  • кожа бледная, холодный пот.

Живот напряжен, обычно локально в области источника боли. Симптом Щеткина-Блюмберга положительный.

Второй этап. Болевые симптомы начинают ослабевать после прикрытия прободения, в результате чего вытекание пищевых масс приостанавливается, а также, за счет нейтрализации соляной кислоты экссудатом. Обычно это наблюдается спустя 30-60 минут после перфорации.

О наличии болезни свидетельствуют такие симптомы как:

  • повышение температуры;
  • развитие лейкоцитоза;
  • присутствие незначительного количества газа под диафрагмой;
  • признаки раздражения брюшины и другое.

Если прободение прикрылось достаточно надежно, а объем вытекшей массы из желудка или 12-перстной кишки незначителен, то при соответствующем лечении возможно выздоровление. Но часто прикрытие оказывается временным.

Третий этап характеризуется развитием осложнений. Это ограниченные абсцессы (гнойное воспаление тканей) в области перфорации. В случае интенсивного выброса желудочно-дуоденального содержимого развивается разлитой (диффузионный) перитонит.

Иногда симптомы при прикрытой перфорации ошибочно расцениваются как обычное обострение болезни.

Симптомы проявляются медленнее, если перфорация заслоняется малым сальником. При этом больной испытывает интенсивные боли. Возникают признаки образования абсцесса малого сальника. При помощи УЗИ выявляют ограниченную область воспалительного инфильтрата (скопление элементов клеток с примесью крови и лимфы).

Атипичное развитие болезни

Атипичное развитие происходит редко, около 5% случаев. Такое течение обусловлено не прямым попаданием желудочно-дуоденального содержимого в брюшную полость через прободное отверстие, а в ограниченные пространства.

Атипичное развитие болезни происходит при перфорации язв:

  • кардиального отдела желудка;
  • задней стенки желудка при попадании пищевых масс в полость сальника;
  • задней стенки 12-перстной кишки и др.

Также делает болезнь слабовыраженной истечения прободного отверстия в замкнутые области образованные спаечными процессами. И в некоторых других случаях.

Для атипичного течения болезни характерно отсутствие ярко выраженных симптомов типичного прободения: отсутствие «кинжальных» болей, «доскообразного» живота, стремительного развития перитонита.

Больные могут ощущать ноющую боль без четкой локализации. Повышается температура тела, ощущается слабость.

Если своевременно не выявить симптомы атипичной перфорации, то болезнь осложнится гнойным воспалением пространства скопления желудочно-дуоденального содержимого: полости сальников, забрюшенного пространства и т.д. В случае прорыва скопившихся масс в свободную брюшную полость разовьется перитонит.

Своевременно диагностировать болезнь сложно. Выявление атипичной формы развития перфорации может затрудняться следующим:

  • печеночная тупость остается в норме;
  • отсутствие в брюшной полости свободной жидкости и газа.

Прободение кардиального отдела желудка может вызвать подкожную эмфизему (скопление газа) левой надключичной области (симптом Подлага), а прободение задней стенки 12-перстной кишки – эмфизему в области пупка (симптом Вигиацо).

Вытекание желудочно-дуоденального содержимого в забрюшенную клетчатку вызывает резкие боли в подложечной области, отдающиеся в спину. Далее боль утихает. В течение 48 часов развивается флегмона (острое разлитое гнойное воспаление), провоцирующая лихорадку, озноб. Справа на уровне грудных позвонков возникает припухлость, при пальпации которой возникает характерный хрустящий звук (крепитация). Рентгенологическим исследованием обнаруживается газ – важнейший симптом, указывающий на прободение.

Около 12% случаев прободений язвы сопровождается кровотечением, иногда интенсивным. Это связано с перфорацией 12-перстной кишки в области головки поджелудочной железы. При наличии рефлюкса, (выброс содержания 12-перстной кишки обратно в желудок) возможна рвота с кровью. Кровотечение затрудняет диагностику. Боли, симптомы перитонита, напряжение живота выражены слабо либо отсутствуют. Это также становится причиной несвоевременного выявления болезни.

При неявных симптомах обнаружить наличие прободения можно только комплексным обследованием: УЗИ, рентгенологическим исследованием, процедурой ФГДС. В сомнительных случаях используется лапаротомия.

Прободная язва желудка, двенадцатиперстной кишки: симптомы, операция, прогноз

Прободная (перфоративная) язва – тяжёлое, грозящее смертью для больного, осложнение язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, приводящее к сообщению просвета этих отделов желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) с брюшной полостью. В результате чего, под действием химического, физического и бактериального раздражителей, содержащихся в пищевых массах - развивается перитонит, требующий срочного хирургического вмешательства.

Преобладающее количество случаев прободных язв ЖКТ наблюдают в передней стенке луковицы 12-перстной кишки и дистальных отделах желудка.

Прободение может стать осложнением остро возникшей язвы, а так же (чаще) длительное время протекающего язвенного процесса.

Как проявление других внутренних болезней, прободные дефекты ЖКТ можно наблюдать в пищеводе, тонкой и толстой кишках. Однако, их встречаемость крайне редка, поэтому термин «прободная язва» и ассоциируется именно с поражением желудка и двенадцатиперстной кишки.

Язвенная болезнь имеет большое распространение во всём мире, поражая от 8 до 12 % взрослого населения. Наибольший пик встречаемости (72-82%) приходится на работоспособный возраст – от 20 до 50 лет.

Риск развития язвы у мужчин в 10-15 раз выше, чем женщин. Это объясняется особенностями воздействия женских половых гормонов (эстрогенов), которые сдерживают избыточную секреторную активность желез слизистой желудка.

Диаметр язвы в среднем составляет около 3 см., однако встречаются дефекты в слизистой до 10 см. в диаметре.

Частота прободения язвенных дефектов колеблется в пределах 2-32% общего количества больных и зависит от различных параметров, начиная от качества оказания лечебно-диагностических услуг населению и заканчивая климатическими условиями расположения самой страны с особенностями традиционного питания.

Больные язвенной болезнью, проживающие на территории постсоветского пространства рискуют в 6% получить осложнение своего заболевания в виде прободения.

Замечена связь перфорации с весенне-осенним периодом, что, по-видимому, имеет отношение к сезонности обострения заболевания.

Имеются возрастные особенности локализации прободной язвы:

1. Чаще всего (75% случаев), прободение локализуется в начальных отделах 12-перстной кишки и возникает в возрасте 20-40 лет у мужчин с непродолжительным анамнезом язвенного заболевания. Прободение язвы может в этом возрасте возникать и внезапно, среди полного благополучия, у людей, которые и не подозревали о наличии у себя её ранее.

2. Язвенный дефект с локализацией в желудке, характерен для больных в возрасте 50-60 лет, длительное время страдающих язвенной болезнью с периодами обострений и ремиссий.

Но, не стоит забывать о казуистических единичных случаях прободения язв в детском возрасте. Пожилые люди (старше 80 лет) также не застрахованы от этого осложнения.

Причины возникновения и факторы риска

Как и говорилось раньше, прободение язвы в преобладающем большинстве случаев, это осложнение язвенной болезни, имеющей хроническое течение.

Инициирующим моментом для перфорации служит:

  1. Обострение основного заболевания перифокально от имеющейся язвы.
  2. Наполнение желудка повышенным объёмом пищи.
  3. Усиление кислотности желудочного сока.
  4. Погрешности в диете, обусловленные приёмом алкоголя и насыщенной специями пищи.
  5. Внезапная большая физическая нагрузка.

Ввиду того, что эти моменты действительны только при условиях наличия язвенной болезни, имеет смысл остановиться подробнее на причинах её развития.

Следует отметить, что все эти причины направлены на внесение дисбаланса в тонком равновесии имеющихся внутренних факторов защиты слизистой оболочки ЖКТ и факторов агрессии, большая часть которых (соляная кислота, желчные кислоты, ферменты поджелудочной железы, лизолецитин), за исключением бактерии Helicobacterpylori, так же вырабатывается организмом больного для качественного переваривания пищи.

К защитной системе слизистой оболочки относят:

  • достаточный слой слизи, выработанной этой же оболочкой и слой поверхностных клеток эпителия;
  • бикарбонаты, вырабатываемые слизистой 12-перстной кишки;
  • конфигурационная (обусловленная своим строением) нечувствительность части волокон соединительной ткани, входящей в состав стенки полого органа, к пищевым ферментам, содержащимся в пищеварительном соке;
  • особенности кровоснабжения отделов желудка и 12-перстной кишки;
  • гормональноактивные вещества, вырабатываемые самой слизистой (гастрин, секретин, соматостатин);
  • интенсивность регенерационных процессов.

Общая теория развития язвенной болезни, в последние годы придерживается версии решающей роли Helicobacter pylori в развитии язвенной болезни. И факты обсеменения (90% у больных язвой 12-перстной кишки и 80% с наличием язвы в желудке) подтверждают это. Тем более, что жёсткая схема антибактериальной терапии, применяемая у этих больных, даёт отличные показатели выздоровления.

Учитывая то, что 50% населения Земли заражена этой бактерией и являются носителями Helicobacter pylori, становится ясно, что одного факта обсеменения для развития язвенной болезни недостаточно.

В ослабление защитных свойств организма и активации патогенных свойств микроорганизма включаются другие многочисленные факторы риска развития язвенной болезни желудка. Эти же факторы способствуют обострению имеющегося язвенного процесса, что, при определённых условиях, описанных ранее, может приводить к перфорации язв.

  1. Иммунодепрессия различного происхождения (лучевая и химиотерапия, тяжёлые инфекции и т.д).
  2. Изначально агрессивные штаммы Helicobacter pylori.
  3. Прерванный сон и работа в ночную смену.
  4. Неконтролируемое и длительное применение нестероидных противовоспалительных лекарственных средств (напроксен, ибупрофен, аспирин).
  5. Длительный стресс, обусловленный хроническим психофизическим напряжением.
  6. Применение (даже кратковременное) некоторых лекарственных средств: антикоагулянты (варфарин, гепарин), кортикостероиды (преднизолон), некоторые препараты химиотерапии ( спиронолактон, бевацизумаб, ниацин).
  7. Курение. Действие опосредованно, путём повышения уровня секреции соляной кислоты, снижения микроциркуляции слизистой оболочки с последующим уменьшением выработки собственных гормональноактивных защитных веществ (простогландинов) и бикарбонатов.
  8. Злоупотребление алкоголем. За счёт непосредственного повреждения крепкими напитками слизистой оболочки и стимуляции выработки соляной кислоты.
  9. Постоянные нарушения режима приёма питания и усложнение условий для осуществления нормального пищеварения: чрезвычайно высокая или низкая температура еды, излишество специй, преобладание жареной или копчёной продукции, грубая пища (всухомятку).
  10. Наследственный фактор. Наличие генетически обусловленных дефектов в слизистой желудка в виде метаплазий (появления элементов, не характерных для структур слизистой желудка). К таким заболеваниям относится синдром Золлингера-Эллисона.
  11. Уже имеющиеся у больного хронические заболевания ЖКТ (гастрит, панкреатит).

Классификация

По происхождению:

1. Прободение хронической язвы.

2. Прободение острой (симптоматической (гормональной, стрессовой и др.)) язвы.

3. Перфорация при опухолевом поражении стенки полого органа.

4. Перфорация при паразитарном заболевании.

5. Перфорация по причине нарушения местного кровообращения (тромбоз артериальный или венозный, атеросклероз).

По расположению:

1. Язвы желудка.

  • малой или большой кривизны;
  • передней или задней стенки кардиального, антрального, препилорического, пилорическго отделов или тела желудка.

2. Язвы двенадцатиперстной кишки:

  • бульбарные,
  • постбульбарные.

По клинической картине:

1. Перфорация в брюшную полость (типичная, прикрытая).

2. Атипическая перфорация:

  • в сальниковую сумку;
  • малый или большой сальник;
  • в забрюшинную клетчатку;
  • в межспаечную, чётко ограниченную от других органов и тканей, полость.

3. Перфорация с кровотечением:

По фазам развития перитонита:

1. Фаза первичного шока (развитие химического перитонита).

2. Фаза обсеменения микроорганизмами и развития бактериального перитонита.

3. Фаза системной воспалительной реакции (клинически с признаками мнимого благополучия).

4. Фаза тяжелого абдоминального сепсиса с разлитым гнойным перитонитом.

Симптомы прободной язвы

Типичная перфорация язвенного дефекта, как уже упоминалось, развивается при излитии пищевых масс в брюшную полость.

Первый период (химический перитонит).

Длится 3-6 часов, зависит от диаметра прободения и объёма заполнения пищевыми массами перфорированного органа. Кроме того, перитонит более интенсивно развивается при прободении стенки желудка. В некоторых случаях, при излитии в брюшную полость содержимого 12-перстной кишки, проявления распространённого гнойного перитонита можно не наблюдать и через 12 часов после перфорации.

Дебют заболевания можно чётко определить по внезапной острой боли «кинжального» характера в эпигастральной области. Некоторые больные сравнивают свои ощущения с «ожогом кипящей смолой». По силе и интенсивности, говорят, что эту боль нельзя ни с чем сравнить.

Боль изначально может так же локализоваться околопупочно и в правом подреберье, что более характерно для прободных язв 12-перстной кишки, с дальнейшим распространением в правую половину живота, что бы через некоторое время охватить весь живот.

Перфорация передней стенки желудка будет проявляться иррадиацией в левое плечо (по причине стимуляции диафрагмального нерва скапливающимися газами) и левую половину живота.

При накоплении газов в правой половине диафрагмального купола, боль может иррадиировать по тем же причинам и в правую верхнюю конечность.

Диспепсические нарушения в виде рвоты для этого периода не характерны, кроме как провоцирующий фактор перед непосредственным прободением.

Продолжающаяся боль, заставляет больных принять положение, в котором хотя бы на некоторое время возможно её стихание: на боку (чаще правом) и с приведёнными к животу нижними конечностями.

Кожные покровы становятся бледными, покрываются холодным потом. Лицо с заострившимися чертами и впалыми глазами.

Показатели артериального давления снижены. Пульс обычный, с возможным замедлением (как показатель раздражения блуждающего нерва).

Обращает на себя внимание поверхностное, учащённое дыхание, преимущественно грудного типа. Интересной особенностью дыхания в этом периоде служит невозможность дополнительного набора воздуха после обычного вдоха, который без проблем осуществляется в обычных условиях, когда отсутствует перенапряжение мышц живота.

При осмотре живота, кидается в глаза выраженное, доскообразное напряжение мышц передней брюшной стенки. Напряжение носит постоянный характер с рельефной прорисовкой сухожильных перемычек в поперечных направлениях («ладьевидный» живот) и наиболее выражено в проекции перфорации. Больной не даёт притронуться к животу, отводя руки врача. Мягкая пальпация с резким отнятием руки от живота даёт усиление болевых ощущений (положительный симптом Щеткина-Блюмберга).

Однако у лиц с выраженным ожирением, пожилых и ослабленных больных, напряжение пресса может и не определяться. Кроме того, напряжение мышц может не определяться у больных в алкогольном опьянении.

Наряду с реакцией мышц живота, о прободении полого органа достоверно указывает обнаружение свободного газа в брюшной полости. Его можно определить при простукивании вдоль нижнего края рёберных дуг в горизонтальном положении. Характерен в этой ситуации симптом Спижарного: простукивание правой подмышечной линии при положении больного на левом боку, вместо ожидаемого тут притупленного звука, даёт «коробочный» звук – тимпанит.

Но нужно помнить, что при наличии спаечного процесса в брюшной полости, пневмоперитонеум можно и не выявить.

Перистальтика кишечника в этот период ещё сохранна.

Характерным признаком развития перитонита при прободении может стать болезненность тазовых отделов брюшины при достижении патологической жидкости нижних этажей брюшной полости. Определяется этот симптом при пальцевом влагалищном и/или прямокишечном исследовании. При пальпации задней стенки купола влагалища и по ходу пальцевой доступности передней стенки прямой кишки – возникают выраженные болевые ощущения. Причём, этот дискомфорт можно обнаружить уже в первые часы после прободения практически у всех больных.

Второй период (фаза бактериального перитонита).

Возникает примерно после 6 часов после прободения. Острые до этого, симптомы катастрофы в брюшной полости снижают свою интенсивность и у больного может сложиться впечатление об улучшении собственного благополучия. Однако, при объективном исследовании можно определить нарастание интоксикации по учащению пульса при понижении параметров обычного АД. Повышается температура тела. Исчезает шум перистальтики кишечника с возникновением «мёртвой тишины» при аускультации, что говорит о токсическом парезе («параличе») кишечника. В общем анализе крови определяется стремительное нарастание количества лейкоцитов в сравнении с предыдущими показателями.

Общее поведение больного при этом меняется. Он становится некритичен к своему состоянию, излишне эйфоричен, просит оставить его в покое.

Живот начинает принимать участие в дыхательных движениях, напряжение мышц передней стенки и боль ослабевают.

При прикрытии перфорационного отверстия прядью сальника, боль при пальпации в области эпигастрия - может вообще исчезать.

Такая же картина может наблюдаться при применении анальгетиков. Это и может ошибочно успокоить больного и врача, который впервые увидел больного в этом периоде клиники перфоративной язвы.

Однако, о продолжающемся развитии перитонита, среди прочих результатов исследований, может свидетельствовать всё та же болезненность при пальцевом влагалищно-прямокишечном исследовании и положительный синдром Щеткина-Блюмберга. Кроме того, более явными становятся признаки наличия свободного газа в брюшной полости. При перкуссии отлогих областей живота в горизонтальном положении больного, можно определить появление свободной жидкости в животе. При осмотре языка, тот выглядит сухим, с отложением налёта серого цвета по верхней и боковым поверхностям.

Если на этом и предыдущем этапах, по различным причинам, больному не оказана хирургическая помощь, заболевание вступает в наиболее тяжёлую стадию своего развития.

Третий период.

Резкое ухудшение состояние больного наступает по истечению примерно 12 часов после перфорации и свидетельствует о выраженной интоксикации, обусловленной прогрессией основного заболевания.

Одним из первых признаков начала этого периода служит появление неукротимой рвоты. Она приводит к обезвоживанию, что ещё более утяжеляет состояние больного.

Кожные покровы становятся сухими, температура тела сначала повышается до 38-40 °С, с последующим снижением ниже 36,6 °С. Пульс достигает 120 ударов в минуту, при снижении систолического давления ниже 100 мм. рт. ст.

Больной становится вялым, безучастным, не сразу реагирует на внешние раздражители.

Живот увеличен в размерах за счёт увеличения объёма свободного газа и жидкости. Синдром раздражения брюшины положителен.

Изменяется выделение мочи почками: снижение объёма выделения мочи сменяется полным её отсутствием.

Прогрессирует лейкоцитоз в общем анализе крови со сдвигом лейкоцитарной формулы влево. По причине обезвоживания, показатели гемоглобина и гематокрита возрастают. Исследование водно-щелочного состояния организма, указывает на гиперкалиемию и наличие метаболического ацидоза.

Как правило, установка диагноза и оказание хирургической помощи в этом периоде заболевания, положительный эффект имеют в редких случаях.

Клиническая картина в случаях атипического расположения перфорированной язвы (примерно 5% прободений) возникает при расположении их в кардиальном отделе и в задней стенке 12-перстной кишки. В обоих случаях, содержимое желудочно-кишечного тракта проникает в забрюшинную клетчатку, вызывая в последующем её воспаление. Но первым признаком такой ситуации будет проникновение воздуха в забрюшинное пространство, вызывая вздутие подкожной клетчатки (эмфиземы) левой боковой поверхности грудной клетки и надключичной области при локализации язвы в кардиальном отделе и в области пупка и правой боковой поверхности живота, с распространением на поясницу при прободении задней стенки 12-перстной кишки. Ощупывание кожи в этих местах даёт особое ощущение пальцами «хруста снега в сильный мороз».

Кроме того, некоторые язвы 12-перстногй кишки могут открываться (пенетрировать) в головку поджелудочной железы. В этих ситуациях, заболевание может проявляться массивным кишечным кровотечением и (при наличии обратного движения пищевого комка – рефлюкса) рвотой кровью.

При прободении язвы малой кривизны и задней стенки желудка в малую сальниковую сумку, может возникать картина, похожая на клинику острого перитонита.

Кроме того, при прободении язвы в прилежащий большой или малый сальник, в силу того, что сквозной дефект частично, а то и полностью, прикрывается этими структурами, клиника заболевания будет протекать стёрто – что и надо помнить во избежание тяжелых осложнений в дальнейшем.

Диагностика

Для прободения очень характерно внезапное начало в виде болевого приступа. Имеет значение наличие ранее язвенного анамнеза или признаков гастрита.

2. Осмотр с применением пальпации и аускультации.

Определяются признаки, описанные ранее.

3. Рентгенологическая диагностика.

С её помощью можно определить воздух в брюшной полости (в 80%). Необходимо при этом, по характерным признакам («поддиафрагмальное полулуние»), дифференцировать от признаков завоздушенного кишечника. Кроме того, следует помнить, что изредка, у женщин преклонного возраста, по причине атонии маточных труб, воздух так же может проникать в поддиафрагмальное пространство.

4. Эндоскопическая диагностика.

Проводится при отрицательном результате рентгенологического исследования, но при сохраняющемся подозрении о прободении язвы. Позволяет обнаружить язвенный дефект, определиться с его локализацией. Нагнетаемый воздух для расправления желудка вызовет усиление болей в животе, что может стать дополнительным диагностическим критерием. Повторение обзорной рентгенограммы брюшной полости после эндоскопии – чётко укажет на увеличение воздуха в поддиафрагмальном пространстве.

5. Электрокардиограмма (ЭКГ).

Проводится обязательно для оценки работы сердца, наличия рубцов, определения нарушения ритма сердцебиения и проводимости внутренних импульсов, что важно для планирования методов анестезии и риска операционного вмешательства. Кроме того (и это важно!), с помощью ЭКГ исключается наличие, так называемой, абдоминальной (клинически) формы инфаркта миокарда.

6. УЗИ.

Этот метод диагностики неэффективен в классических случаях прободения. Однако, при наличии ограниченных спайками перитонитов (абсцессов) – может указать их локализацию. Кроме того, по его результатам, можно определиться с наличием свободной жидкости в брюшной полости и её объемах. Её происхождение дифференцируется уже на основании других методов обследования и клинических данных заболевания.

7. Лабораторные исследования.

Общий развёрнутый анализ крови даст информацию о наличии воспалительной реакции организма. Биохимия определит интоксикацию и сдвиги в кислотно-щелочном балансе. Кроме того, с помощью биохимии (анализ на амилазу), можно исключить (подтвердить) наличие острого панкреатита при дифференцировке диагнозов.

8. Диагностическая лапароскопия.

Проводится при наличии явной клинической симптоматики раздражения брюшины для уточнения её источника.

Противопоказания к использованию диагностической лапароскопии, в сомнительных случаях:

  • выраженное ожирение;
  • нарушение целостности диафрагмы;
  • массивный спаечный процесс в брюшной полости;
  • нарушения свёртываемости крови (гемофилия и т.д.);
  • гигантские грыжи в передней стенке брюшной полости;
  • шоковое и тяжёлое общее состояние.

Лечение прободной язвы

Диагностирование прободной язвы гастродуоденальной области, подразумевает под собой решительную тактику ведения больного – проведение экстренного операционного вмешательства. О чём и должен быть информирован больной.

В случаях твёрдого отказа больного от операции – больной обречён. Консервативное лечение по методу Тейлора, предложенное в таких случаях, даёт крайне низкий процент выживаемости при наличии многочисленных осложнений.

Консервативное лечение

Приводится для исторической справки. Стоит отметить, что некоторые этапы консервативного лечения прободной язвы по методу Тейлора можно использовать при невозможности экстренной операции по различным объективным и субъективным причинам.

1. Вводят трансназальный желудочный зонд для единовременного освобождения желудка от содержимого, а так же постоянного дренажа в течении нескольких суток.

2. Прикладывают к животу пузырь со сльдом.

3. Производится массивная инфузионная терапия для:

  • нормализации показателей кислотно-щелочного баланса;
  • дезинтоксикации;
  • парентерального питания.

4.Назначается комбинированная массивная антибиотикотерапия минимальной продолжительностью 7 дней.

5. При положительной клинической картине, с помощью введенного зонда, перед его удалением, вводится контрастное вещество для рентгенологического контроля возможного затекания раствора вне границ желудка и 12-перстной кишки.

Хирургическое лечение

Предоперационная подготовка включает в себя эвакуацию желудочного содержимого и восстановления нормального артериального давления при симптомах гиповолемии.

Доступ осуществляется по верхней трети срединной линии живота.

После предварительного осмотра и подтверждения диагноза прободения (по нахождению пищевых масс в брюшной полости), удаления патологической жидкости, врач-хирург определяется с локализацией прободного дефекта, от которой, среди прочих, зависит дальнейшая тактика хирургических манипуляций.

Перфорации язв в забрюшинную клетчатку определяются по пропитыванию её желчью, кровью или визуальному определению в ней пузырьков воздуха.

Выделяют органосохраняющие операции (ушивание прободения) и радикальные операции (резекция желудка, иссечение прободной язвы с пилоропластикой и ваготомией и др.).

Общий выбор операционного пособия зависит от:

  1. Времени, прошедшего от начала заболевания.
  2. Свойств язвы (происхождение, локализация).
  3. Выраженность явлений перитонита и его распространённости.
  4. Возраста больного и наличия у него тяжёлой сопутствующей патологии.
  5. Технических возможностей стационара и навыков врачебной бригады.

Показания к определённым видам операций

Ушивание прободной язвы:

1. Разлитой перитонит.

2. Клиническая давность перитонита более 6 часов.

3. Крайне высокий анестезиологический и операционный риск:

  • сопутствующие заболевания внутренних органов в стадии декомпенсации;
  • пожилой возраст.

4. Острые (симптоматические, стрессовые) язвы, без предшествующего язвенного анамнеза и признаков наличия хронического гастрита.

Последний пункт употребим к пациентам молодого возраста.

Техника операции проста: после иссечения краёв язвы, её края аккуратно ушиваются двумя радами швов, связывающих мышечную и серозную оболочки в продольном (по оси) и, частично, поперечном направлении, со стремлением сохранить физиологическую форму органа, без существенного влияния на диаметр его просвета.

В конце операции производится визуальный контроль содержимого брюшной полости с установкой временных дренажей.

При наличии технических возможностей стационара, минимальных явлений перитонита, определённой подготовки врачей, ушивание язвенного дефекта возможно с помощью лапароскопического (эндовидеохирургического) оборудования.

Резекция желудка:

  1. Хронические, гигантские, грубой консистенции язвы.
  2. Подозрение на озлокачествление язвенного процесса или на наличие опухолевого процесса с прободением.
  3. Декомпенсированный стеноз пилоро-дуоденального отдела.
  4. Возраст больного менее 65 лет, при отсутствии тяжёлых заболеваний в стадии декомпенсации.
  5. Явления перитонита до развития фибринозно-гнойного характера воспалительного процесса (менее 6-12 часов от начала заболевания).
  6. Имеющиеся технические возможности хирургического блока стационара и его персонала.

Выделяют несколько технических вариантов удаления желудка, но на современном этапе наиболее востребована операция по Бильрот II, в модификации Гофмейстера-Финстерера или с наложением анастамоза по Ру.

Иссечение прободной язвы с пилоропластикой и ваготомией:

  1. Производится при перфорации язвы с локализацией на передней стенке луковицы 12-перстной кишки.
  2. Воспалительные явления в брюшине минимальны и местно локализованы.

Технология операции реализует возможности приёмов пластической хирургии, когда, при удалении крупных сквозных дефектов это не отражается на диаметре просвета кишки после операции. В дополнении к этому, после тщательной санации брюшной полости, производят перерезку ветвей блуждающего нерва, ответственных за иннервацию этого отдела ЖКТ. Этим достигается понижение секреции желудка, избыточная работа желез которого, способствует образованию язв в области луковицы 12-перстной кишки.

При одновременном прободения язвы в сопровождении массивного кровотечения в этой области, выбор стоит только между иссечением язвы и резекцией желудка.

Пилороантрумэктомия со стволовой ваготомией:

  1. Применяется при недостаточности гастро-дуоденального соустья, когда жом устья 12-перстной кишки расширен.
  2. При сочетании прободения язвы 12-перстной кишки и наличии язвы в дистальных отделах желудка.

Направлена на удаление язвенного дефекта с дальнейшей имитацией, с помощью пластики, жома, при одновременной перерезке более крупной ветви блуждающего нерва.

Селективная проксимальная ваготомия с ушиванием перфоративной язвы.

Подобная операция в экстренной хирургии применяется в редких случаях, преимущественно у больных молодого возраста в крайне ранних временных рамках после прободения (до 6 часов), при отсутствии рубцовых изменений в дистальных отделах желудка и начальных отделах 12-перстной кишки.

Осложнения операционных вмешательств

Вначале стоит чётко понять, что риск послеоперационных осложнений и смерти решительно возрастает с каждой минутой промедления решительных действий по лечению или при поздней диагностике прободения.

1. Возникновение ограниченных, локальных перитонитов (абсцессы поддиафрагмалъного, подпеченочного, межкишечного и дугласова пространств).

Связывают с некачественным контролем произведённого туалета брюшной полости.

2. Несостоятельность кишечных швов с повторным излитием кишечного содержимого в брюшную полость.

3. Нарушение пассажа кишечного содержимого в ЖКТ по причине послеоперационного пареза кишечника или дефекта техники операции.

4. Присоединение бронхопневмонии из-за вынужденного лежачего положения и снижения защитных функций организма.

Прогноз

Отсутствие хирургического лечения приводит к смерти в течение ближайшей недели после прободения, практически во всех случаях.

При хирургическом лечении, средняя послеоперационная летальность составляет 5-8% от различных осложнений связанных с общей тяжестью состояния, возраста и сопутствующей патологии больного.

Замечена следующая интересная закономерность риска послеоперационной летальности:

Временной промежуток, в который была произведена операция после прободения язвы Послеоперационная летальность
В первые 6 часов 0-4%
12-24 часа 20-40%

Прободная язва желудка и двенадцатиперстной кишки

Классификация

1. По этиологии различают перфорацию хронической и острой симпто­матической язвы (гормональной, стрессовой и др.);

2. По локализации: а) язвы желудка (малой или большой кривизны, пе­редней или задней стенки в антральном, препилорическом, пилорическом, кардиальном отделе либо в теле желудка;

б) язвы двенадцатиперстной кишки (бульбарные, постбульбарные).

3. По клинической форме: а) прободение в свободную брюшную полость (типичное, прикрытое);

б) атипичная перфорация (в сальниковую сумку, малый или большой сальник - между листками брюшины, в забрюшинную клетчатку, в изоли­рованную спайками полость);

в)  сочетание перфорации с кровотечением в желудочно-кишечный тракт.

4. По фазе перитонита (по клиническим периодам): фаза химического перитонита (период первичного шока); фаза развития бактериального пе­ритонита и синдрома системной воспалительной реакции (период мнимо­го благополучия); фаза разлитого гнойного перитонита (период тяжелого абдоминального сепсиса).

В типичном течении прободной язвы желудка и двенадцатиперстной кишки условно выделяют три периода, в общем соответствующие фазам развития перитонита, но имеющие некоторые свои особенности: 1) «абдо­минального шока» (фаза химического перитонита), продолжающегося в среднем 6 часов; 2) «мнимого благополучия» (фаза развития серозно-фибринозного перитонита и возникновения системной воспалительной реак­ции) - обычно от 6 до 12 часов; 3) разлитого гнойного перитонита (тяжело­го абдоминального сепсиса), возникающего обычно спустя 12 часов с мо­мента перфорации.

Первый период характеризуется внезапным возникновением чрез­вычайно резкой боли в эпигастральной области, которые пациенты срав­нивают с ударом ножа («кинжальная боль») или хлыста. По силе и быс­троте появления с ней не может сравниться никакая другая боль в жи­воте. Г.Мондор образно писал: «Тоскливое состояние и поза взрослого мужественного человека красноречивее всех эпитетов говорят об испы­тываемых им страданиях». Боль сначала локализуется в верхних отде­лах живота, больше справа от средней линии при прободении дуоде­нальной язвы. Довольно быстро она распространяется по правой поло­вине живота, включая правую подвздошную область, а затем захватыва­ет все его отделы. Отмечается характерная иррадиация боли в правое плечо, надключичную область и правую лопатку, зависящая от раздра­жения излившимся содержимым окончаний диафрагмального нерва. Рвота в этот период не характерна (она может наблюдаться при перфо­рации стенозирующих пилородуоденальных язв на фоне растянутого и переполненного желудка. В таких случаях рвота может предшествовать прободению). Как правило, она возникает гораздо позже - при разви­тии разлитого перитонита.

При осмотре обращает на себя внимание внешний вид больного: он лежит неподвижно на спине или на правом боку, с приведенными к животу нижними конечностями, охватив руками живот, избегает перемены положения тела.

Лицо осунувшееся, бледное, с испуганным выражением и запавшими глазами. Может быть холодный пот. Дыхание частое и поверхностное. Ха­рактерна начальная брадикардия: частота пульса нередко падает до 50-60 ударов в минуту (так называемый вагусный пульс) вследствие ожога брю­шины и нервных окончаний кислотой. Артериальное давление может быть снижено.

Язык в первые часы после прободения остается чистым и влажным. Живот в дыхании не участвует. Обращает на себя внимание напряжение мышц брюшного пресса, которое в литературе обоснованно характеризует­ся как доскообразное. Напряжение мышц имеет тонический характер, при­чем у худощавых молодых людей обе прямые мышцы живота рельефно вырисовываются в виде продольных валов, разделенных сухожильными перемычками в поперечном направлении (ладьевидный живот).

Следует иметь в виду, что иногда напряжение мышц передней брюш­ной стенки не имеет столь выраженного характера. Это возможно у больных старческого возраста, при ожи­рении и у истощенных лиц из-за дряблости тканей.

Вначале напряжение мышц ло­кализуется, как и боли, в верхних от­делах живота. Постепенно оно дос­тигает правой подвздошной облас­ти, следуя за распространением из­лившегося в брюшную полость гастродуоденального содержимого. Но даже если мышечное напря­жение охватывает всю переднюю брюшную стенку, оно почти всегда бывает максимальным в месте пер­воначального появления болей, т. е. в эпигастральной области или в пра­вом подреберье. Одновременно с на­пряжением мышц в указанных об­ластях постоянно определяются и другие симптомы раздражения брюшины.

Характерным симптомом прободения язвы служит появление свобод­ного газа в брюшной полости, которое проявляется симптомом исчезнове­ния печеночной тупости. В положении больного на спине на месте обыч­но определяемого тупого перкуторного звука (на два поперечных пальца выше края реберной дуги по сосковой и окологрудинной линиям справа) находят отчетливый тимпанит. Более четко этот симптом можно выявить при перкуссии по правой средней подмышечной линии в положении больного лежа на левом боку (следует помнить, что укорочение или ис­чезновение печеночной тупости может быть следствием интерпозиции ободочной кишки). Вместе с тем в ряде случаем из-за небольшого коли­чества газа, поступившего в брюшную полость, этот характерный симп­том может не выявляться в первые часы заболевания. В случае массивно­го спаечного процесса он может вообще не появиться. В этот период пе­ристальтика желудка, кишечника обычно не выслушивается.

Уже в первые часы заболевания в большинстве случаев удаётся обнару­жить резкую болезненность тазовой брюшины при пальцевом ректальном и вагинальном исследовании.

Второй период. Лицо больного приобретает нормальную окраску. Пульс, артериальное давление и температура выравниваются. Дыхание бо­лее свободно, оно перестает быть поверхностным. Язык становится сухим и обложенным. Передняя брюшная стенка менее ригидна, между тем при

 пальпации сохраняется болезненность в эпигастрии и правой половине живота. В случае прикрытой прободной язвы боли в верхних отделах жи­вота постепенно стихают. В связи с затеканием желудочного или дуоде­нального содержимого по правому боковому каналу и скоплением перитонеального экссудата в правой подвздошной ямке появляются боли, ло­кальное напряжение мышц и симптомы раздражения брюшины в правой подвздошной области. Если врач видит больного впервые, именно в этот период, он, не оценив в должной мере анамнеза, может допустить ошибку и поставить диагноз острого аппендицита.

При наличии большого количества свободной жидкости в брюшной полости, в отлогих ее местах по правому и левому боковым каналам опре­деляется тупой перкуторный звук. Перистальтика ослаблена или отсут­ствует. При ректальном исследовании можно обнаружить нависание пере­дней стенки прямой кишки и ее болезненность. Пациенты в этот период кажущего благополучия неохотно дают себя осматривать, уверяют, что бо­лезнь уже почти прошла или скоро пройдет, если только их оставят в покое, медлят с согласием на операцию.

Третий период. По прошествии 12 часов с момента прободения состоя­ние больных начинает прогрессивно ухудшаться. Первым симптомом про­грессирующего перитонита является рвота. Она повторяется, обезвоживая и обессиливая больного. Больной ведёт себя беспокойно. Кожные покровы и слизистые оболочки становятся сухими. Возникает развёрнутый синд­ром системной воспалительной реакции. Температура тела повышается, пульс учащается до 100-120 ударов в минуту, артериальное давление стой­ко снижается. Снова появляется учащенное дыхание. Язык сухой, густо обложен налетом, имеющим вид корок грязно-коричневого цвета. Появля­ется вздутие живота, перистальтические шумы не выслушиваются, в отло­гих местах живота определяется большое количество жидкости. Как не без основания отмечал Н.Н. Самарин (1952), «... и диагноз, и хирургическая помощь в этом периоде обычно являются уже запоздалыми».

Атипичная перфорация наблюдается не более, нем в 5 % случаев. В клетчатку забрюшинного пространства перфорируют язвы, расположен­ные в кардиальном отделе желудка и на задней стенке двенадцатиперстной кишки (крайне редко, обычно они пенетрируют в головку поджелудочной железы, что осложняется профузным кровотечением). В первом случае воздух из желудка может попадать в средостение, клетчатку левой надклю­чичной области или левой боковой стенки груди, вызывая подкожную эм­физему. Во втором случае она появляется в области пупка (газ распростра­няется из забрюшинного пространства по круглой связке печени) и в пра­вой поясничной области.

В результате прободения язв малой кривизны желудка в толщу малого сальника может возникнуть воспалительный инфильтрат, а затем и его аб­сцесс.

Атипичные перфорации (задней стенки желудка, в толщу малого или большого сальника) клинически проявляются иначе, чем прободение в свободную брюшную полость. Боли в животе носят умеренный характер, без четкой локализации. Напряжение мышц передней брюшной стенки не столь резко выражено. В случае несвоевременной диагностики перфоративной язвы развиваются тяжёлые гнойные осложнения со стороны брюшной полости и забрюшинного пространства (абсцесс сальниковой сумки, малого и большого сальников, забрюшинная флегмона и др.), кли­нически проявляющиеся выраженной системной воспалительной реакци­ей и стёртой локальной симптоматикой.

Лечение

Объем лечебно-диагностической помощи на догоспитальном этапе:

1. Важнейшей задачей врача, заподозрившего прободение язвы желуд­ка или двенадцатиперстной кишки, является организация быстрейшей госпитализации больного в хирургическое отделение.

2. Основания для диагноза перфоративной язвы при типичной клини­ческой картине:

а) острое начало; б) «кинжальная боль» в животе; в) выраженные при­знаки раздражения брюшины в начальном периоде вследствие воздействия агрессивных химических факторов; г) исчезновение печеночной тупости.

3.  При тяжелом состоянии пациента и признаках шока проводят инфузионную терапию, вводят вазопрессоры, осуществляют ингаляцию кислорода.

4. Не рекомендуется введение наркотических анальгетиков, которые могут «затушевать» клинические проявления заболевания и дезориенти­ровать хирурга стационара.

Протокол диагностики в хирургическом стационаре:

1. В приемном отделении больной с подозрением на прободную язву должен быть осмотрен врачом в первую очередь.

2. Производят термометрию тела, определяют количество лейкоцитов в крови и необходимые лабораторные исследования (группа крови, Rh-фактор, глюкоза крови и др).

3. Во всех случаях регистрируют ЭКГ для исключения абдоминальной формы инфаркта миокарда.

4. Выполняют обзорную рентгенографию брюшной полости с целью обнаружения свободного газа. Если позволяет состояние больного, иссле­дование проводят в вертикальном положении, если нет - в латеропозиции.

5. Помимо больных с подтвержденным диагнозом перфоративной гастродуоденальной язвы, госпитализации в хирургическое отделение подле­жат пациенты с сомнительной клинической симптоматикой.

6.  В хирургическом отделении диагностика должна быть завершена, и диагноз прободной язвы подтвержден либо отвергнут. Для этого может быть использована лапароскопия. При невозможности ее выполнения по тем или иным причинам приходится прибегать к диагностической средне-срединной лапаротомии.

В хирургическом отделении больному следует объяснить серьезность заболевания, необходимость немедленного оперативного вмешательства, ободрить, успокоить, получить у него согласие на операцию. При этом не­редко приходится тактично и в то же время настойчиво убеждать больного в отсутствии другого выхода из создавшегося положения.

Показания к хирургическому вмешательству. Диагноз прободной гастродуоденальной язвы служит абсолютным показанием к неотложной операции. Это относится и к прикрытой перфорации.

Консервативное лечение приходится осуществлять в тех крайне ред­ких случаях, когда пациент категорически отказывается от операции. Тера­пия по методу Тейлора заключается в следующем. Под местной анестезией

1 % раствором дикаина в желудок вводят толстый зонд, через который его освобождают от содержимого. После удаления толстого зонда трансна­зально проводят тонкий желудочный зонд и подключают его к аппарату для постоянной аспирации, которую осуществляют на протяжении не­скольких суток. Больному придают положение Фовлера. Кладут пузырь со льдом на живот. Проводят коррекцию водно-электролитного баланса, пол­ноценное парентеральное питание, дезинтоксикационную терапию и на­значают массивные дозы антибиотиков в течение 7-10 дней. Перед уда­лением зонда по нему вводят водорастворимый контраст и рентгенологи­чески убеждаются в отсутствии его затекания за контуры желудка или две­надцатиперстной кишки. Между тем, даже в случае отграничения зоны перфорации гастродуоденальной язвы, вероятность формирования ло­кальных гнойников брюшной полости очень велика. Поэтому этот метод может быть рекомендован в самых крайних случаях, так как при его неэф­фективности будет потеряно время, благоприятное для оперативного вме­шательства, и больной будет обречен, несмотря на свое запоздалое согла­сие на операцию.

Предоперационная подготовка. Перед хирургическим вмешатель­ством больному в обязательном порядке вводят зонд в желудок и аспирируют его содержимое. Катетеризируют мочевой пузырь. Производят гиги­еническую подготовку операционного поля. В случае тяжелого состояния больного, обусловленного разлитым гнойным перитонитом, совместно с анестезиологом назначают и проводят интенсивную терапию в течение 1-2 часов (подробнее см. главу III).

Обезболивание. Операцию производят под комбинированным эндо-трахеальным наркозом. Возможно использование эпидуральной анестезии после коррекции гиповолемии. В исключительных случаях ушивание перфоративного отверстия осуществляют под местным обезболиванием.

Доступ. Используют верхнесрединную лапаротомию. В случае при­крытой прободной язвы, при ошибочно произведенном разрезе в правой подвздошной области в эту рану вводят большой тампон для осушения брюшной полости на весь период операции и производят верхнесредин­ную лапаротомию. Срединную рану передней брюшной стенки зашивают на заключительном этапе вмешательства в первую очередь.

Особенности хирургического вмешательства. Как во время интраоперационной ревизии брюшной полости можно обнаружить перфо­рацию желудка или двенадцатиперстной кишки? Довольно часто сразу после рассечения брюшины из раны с характерным шипением выходит небольшое количество воздуха. Жидкость, имеющаяся в брюшной по­лости, обычно желто-зеленого цвета, мутноватая, с примесью слизи, в ней могут быть кусочки пищи. Экссудат эвакуируют отсосом, крошковидные пищевые массы убирают тампонами. Если перфорация сразу не обнаруживается, следует оттянуть желудок влево, после чего на доста­точном протяжении становятся видны привратник и двенадцатиперст­ная кишка. При этом на гиперемированной передней стенке желудка или двенадцатиперстной кишки удаётся выявить белесоватый, инфиль­трированный участок диаметром от 1 до 3 см, с отверстием круглой или овальной формы посередине, с четкими, как бы штампованными, края­ми, диаметром чаще всего около 5 мм.

Значительно труднее обнаружить перфорацию, если язва находится низко, на двенадцатиперстной кишке, или, наоборот, высоко, на малой кри­визне или на задней стенке желудка. Непросто ориентироваться, когда хи­рург, встречается с резко выраженным перигастритом, перидуоденитом и обширным спаечным процессом. В таких случаях выявлению места пробо­дения способствует методичность и очередность обследования.

Во-первых, нужно тщательно пропальпировать трудные для осмотра области, продвигаясь по малой кривизне от кардиального отдела до нисходящей ветви двенадцатиперстной кишки. Пальпировать следует не только малую кривизну желудка, но и обе его стенки, стараясь заклю­чить их между большим и указательным пальцами. Область язвы опре­деляется в виде плотной, ригидной инфильтрации желудочно-кишеч­ной стенки.

Во-вторых, после того, как хирург нашел инфильтрат, но не увидел про­бодного отверстия, следует захватить эту область пальцами и попытаться осторожно выдавить ими содержимое желудка или двенадцатиперстной кишки. При этом может выделиться всего одна капля содержимого. Обна­ружив воспалительные изменения и крепитацию в области забрюшинного пространства, необходимо мобилизовать двенадцатиперстную кишку по Кохеру, чтобы осмотреть ее заднюю стенку.

В-третьих, в поисках места прободения следует учитывать направле­ние, откуда поступает выпот. Так, если он поступает из сальникового (винслова) отверстия, прободение следует искать на задней стенке желудка, доступ к которой открывается после широкого рассечения желудочно-ободочной связки. Каждый оперирующий хирург не должен забывать, что

можно столкнуться со случаями, когда одномоментно перфорируют две язвы: на передней и задней стенках желудка. В поздние сроки с момента перфорации массивные наложения фибрина и скопления гнойного экссу­дата обнаруживают в самых различных местах. В таких случаях следует систематически осмотреть и санировать все отделы брюшной полости. Для этого отсосом эвакуируют экссудат, по возможности удаляют наложения фибрина (пинцетом и влажным тупфером), повторно промывают различ­ные ее отделы растворами антисептиков. В обязательном порядке эти манипуляции необходимо произвести в подпечёночном, правом и левом поддиафрагмальных пространствах, боковых каналах, полости малого таза. После эвакуации гноя и первичного промы­вания этих областей целесообразно ввести в них тампоны на период вме­шательства, направленного на ликвидацию основного патологического процесса. После его выполнения необходимо завершить санацию брюшной полости. Удаляют тампоны, введенные на первом этапе операции и повтор­но обрабатывают все поражённые её отделы. Оставление гноя и фибриновых плёнок может привести к формированию абсцессов либо сохранению и прогрессированию перитонита. Если хирург в силу «запущености» про­цесса не может полноценно санировать брюшную полость во время пер­вичного хирургического вмешательства, он должен планировать проведе­ние повторной санационной операции (программируемая релапаротомия через 24-48 часов).

После обнаружения перфорации хирург должен решить: производить ли резекцию желудка, ушить ли прободное отверстие или иссечь язву с последующей пилоропластикой и ваготомией?

Выбор метода операции. Вид и объем пособия определяют строго ин­дивидуально в зависимости от вида язвы, времени, прошедшего с момента перфорации, выраженности перитонита, возраста пациента, характера и тяжести сопутствующей патологии, технических возможностей оперирую­щей бригады. Различают паллиативные операции (ушивание прободной язвы) и радикальные (резекция желудка, иссечение язвы с ваготомией и др.). Выбирая способ хирургического вмешательства, следует иметь в виду, что главная цель операции заключается в спасении жизни больного. По­этому большинству пациентов показано ушивание перфоративной язвы. Эта операция под силу любому хирургу, в крайнем случае ее можно выпол­нить под местной анестезией.

Ушивание перфоративной язвы показано при наличии разлитого пе­ритонита (обычно при давности прободения более 6 часов), высокой степе­ни операционного риска (тяжелые сопутствующие заболевания, старчес­кий возраст), у молодых больных со «свежей» язвой без визуальных признаков хронического процесса и язвенного анамнеза, в случае перфорации стрессовых симптоматических язв.

«Юношеские» язвы после их ушивания и противоязвенного медика­ментозного лечения склонны к заживлению и безрецедивному течению в 90 % наблюдений. Определяя объём операции при перфорации язвы же­лудка, следует иметь ввиду, что они, особенно у пожилых пациен­тов, могут быть малигнизированными. Поэтому, по возможности, желательно проведение резекции желудка. Если это невыполнимо, необходимо взять биопсию.

Перфорацию в стенке желудка «закрывают» двумя рядами узло­вых серозно-мышечных швов. Каж­дый из них накладывают в продоль­ном к оси желудка (кишки) направ­лении. При этом ряд швов распола­гается в поперечном направлении, что позволяет избежать сужения просвета органа.

Прободные язвы пилородуоденальной зоны предпочтительно зашивать однорядным синтети­ческим швом без захвата слизис­той, в поперечном направлении, чтобы не вызвать сужения просве­та. Если стенки язвы в окружнос­ти прободного отверстия непод­вижные, рыхлые и наложенные швы при завязывании начинают прорезаться, их можно подкрепить подшиванием пряди сальника или желудочно-ободочной связки на ножке.

Иногда при прорезывании швов приходится воспользоваться методом Поликарпова, который предложил не стягивать края язвы шва­ми, а свободно тампонировать прободное отверстие прядью сальника на ножке. Эту прядь при помощи длинной нити проводят внутрь просвета желудка через прободное отвер­стие, а затем фиксируют этой же нитью, проведенной сквозь стенку желудка обратно на серозную по­верхность. При завязывании кон­цов нити сальник плотно тампони­рует отверстие. После этого в ок­ружности язвы и, несколько отсту­пя от нее, сальник дополнительно фиксируют снаружи отдельными швами.

Забрюшинные перфорации вы­являют по наличию в парадуоденальной клетчатке воздуха и про­питывания желчью. Для ушивания такой язвы необходима предвари­тельная мобилизация двенадцатиперстной кишки по Кохеру. После ушивания прободной язвы клетчатку дренируют из люмботомического доступа.

Если при прободении язвы у ослабленного больного кроме того име­ется стеноз привратника, ушивание прободного отверстия вынужденно приходится дополнять задним гастроэнтероанастомозом. Как показал опыт хирургов, при этом также необходимо производить ваготомию (из этого видно, что подобное вмешательство нельзя считать оптимальным, в подобных ситуациях лучше выполнить иссечение язвы с пилоропласти-кой (см. ниже).

Заключительным этапом операции по поводу прободной язвы желудка или двенадцатиперстной кишки должен быть тщательный туалет брюш­ной полости. Чем тщательнее было произведено удаление остатков желудочно-дуоденального содержимого и экссудата, тем легче протекает после­операционный период и меньше возможностей для образования гнойни­ков в брюшной полости.

Если к моменту операции в брюшной полости имелось большое количе­ство содержимого, то, несмотря на тщательный туалет, брюшную полость целесообразно дренировать.

Эндовидеохирургическое вмешательство. При соответствующем ос­нащении и квалификации врачей возможно лапароскопическое ушивание перфоративной язвы. Выявление разлитого перитонита, воспалительного инфильтрата или признаков внутрибрюшного абсцесса служит показани­ем для перехода на лапаротомию.

 Культя двенадцатиперстной кишки ушита кисетным швом. Накладывается анастомоз между культей желудка и петлей тощей кишки, проведенной позади поперечной кишки через «окно» в мезоколон.

 Резекция желудка показана в случаях хронических, каллезных желудочных язв (тем более, если за­подозрена их малигнизация), а так­же при декомпенсированом пилоро-дуоденальном стенозе. Эта опера­ция возможна при следующих усло­виях: 1) отсутствие разлитого фибринозно-гнойного перитонита, ко­торый развивается спустя 6-12 ч после прободения; 2) возраст боль­ного менее 60-65 лет и отсутствие тяжелых сопутствующих заболева­ний; 3) достаточная квалификация хирурга и наличие условий для проведения этой технически слож­ной операции.

Резекцию производят, как пра­вило, по методу Бильрот II, в моди­фикации Гофмейстера-Финстерера и в особо благоприятных услови­ях - по методу Бильрот I. При низ­ких дуоденальных язвах, техничес­ких трудностях обработки дуоде­нальной культи, целесообразно вы­полнение анастомоза по Ру. Бес­препятственная эвакуация содер­жимого двенадцатиперстной киш­ки позволяет избежать несостоя­тельности её культи. Техника ре­зекции желудка детально изложена в специальных руководствах и мо­нографиях. Здесь хочется лишь упомянуть, что предпочтительнее накладывать гастроэнтероанастомоз однорядным серозно-мышечным внутриузелковым швом (рис. 9.5), для хорошего сопоставления и регенерации тканей. Это позволяет избежать развития анастомозита.

Иссечение прободной язвы с пилоропластикой и ваготомией. По­казано при перфоративной язве передней стенки луковицы двенадцати­перстной кишки без значительного воспалительного инфильтрата. Опе­рация выполняется в тех же условиях, что и резекция желудка.

Операция заключается в следующем. На края язвы двенадцатипер­стной кишки накладывают две держалки так, чтобы ими можно было растянуть кишку в поперечном направлении. Язву иссекают в пределах здоровых тканей вместе с привратником, в виде ромба, длинник которого направлен по оси желудка и двенадцатиперстной кишки. По­тягивая за держалки, дефект в двенадцатиперстной кишке ушивают в по­перечном направлении одно- или двухэтажным швом, производя таким образом пилоропластику по Гейнеке-Микуличу. При соче­тании перфорации со стенозом выходного отдела желудка наиболее адекватное дренирование будет обеспечено пилоропластикой по Финнею.

После санации брюшной полости выполняют ваготомию. В условиях экстренной операции предпочтение следует отдавать самому технически простому методу - стволовой ваготомии.

При сочетании перфорации и кровотечения более надежным средством является иссечение кровоточащей язвы (либо резекция желудка).

Пилороантрумэктомия со стволовой ваготомией. Показана боль­ным дуоденостазом (резко расширенная и атоничная двенадцатиперстная кишка) или в случае сочетанной формы язвенной болезни, когда обнаруживают перфорацию язвы двенадцатиперстной кишки и хроническую язву желудка.

Селективную проксимальную ваготомию с ушиванием перфоративной язвы выполняют у больных молодого и среднего возраста при от­сутствии перитонита и грубой рубцовой деформации привратника и две­надцатиперстной кишки. Эта операция ограниченно используется в экст­ренной хирургии.

Завершение операции. Производят тщательную санацию и, в случае необходимости, дренирование брюшной полости. В некоторых ситуациях рациональна установка двух зондов: одного для питания (его заводят в то­щую кишку), другого - в желудок для декомпрессии.

Послеоперационный период. Опыт многих хирургов убедительно по­казывает преимущества активного ведения больных после операции. Оно включает быструю активизацию больного, дыхательную и лечебную гим­настику и раннее, полноценное питание, что предупреждает развитие ос­ложнений и ускоряет процессы регенерации. 

Из послеоперационных осложнений на первом месте по частоте воз­никновения находится бронхопневмония, на втором - гнойные осложне­ния и на третьем - нарушения эвакуации пищи из желудка.

Поддиафрагмалъный, подпеченочный, межкишечный и дугласова про­странства абсцессы - это осложнения, часто связанные с недостаточно тщательным туалетом брюшной полости во время операции. Клиника и диагностика этих абсцессов подробно описаны ранее. Мы лишь подчеркиваем, что необходимо обращать внимание на появление бо­лей в животе, упорный парез желудочно-кишечного тракта и контролиро­вать характер температурной кривой, частоту пульса, сдвиги в лейкоцитар­ной формуле.

Перитонит, возникший в послеоперационном периоде, связан, как пра­вило, с несостоятельностью швов после ушивания прободного отверстия или резекции желудка и требует срочной повторной операции. Необходи­мо отметить, что хотя несостоятельность швов и сопровождается повтор­ным выхождением газа в свободную брюшную полость, обнаружение его при рентгенологическом исследовании на этом этапе утрачивает свое зна­чение, так как после лапаротомии воздух обнаруживается в брюшной по­лости на протяжении более 10 суток.

Более ценным диагностическим приемом является дача больному во­дорастворимого контраста в количестве 1-2 глотков. Выхождение его за пределы желудочно-кишечного тракта свидетельствует о несостоятельно­сти швов в месте ушивания гастродуоденальной язвы или гастроэнтеро-анастомоза.

Несостоятельность швов культи двенадцатиперстной кишки констати­ровать таким путем невозможно, так как при резекции по методу Гофмейстера-Финстерера контрастное вещество из желудка не попадает в культю двенадцатиперстной кишки. В таких случаях на наличие несостоятельнос­ти швов культи двенадцатиперстной кишки будет указывать резкий боле­вой синдром, перитонит и нарастание количества свободного газа при по­вторном исследовании через 40-60 мин.

Нарушение эвакуации из желудка в послеоперационном периоде проявляется срыгиваниями и рвотой. Оно может быть обусловлено функциональным состоянием желудочно-кишечного тракта или иметь механическую природу. С диагностической и лечебной целью в этих случаях показано введение тонкого зонда в желудок и эвакуация его со­держимого. Одновременно следует вести активную борьбу с послеопе­рационным парезом кишечника. Больной должен находиться на парен­теральном питании, получать достаточное количество жидкости, бел­ков и электролитов.

Если после проведенного в течение 5-7 дней консервативного лечения, несмотря на ликвидацию пареза кишечника, явления застоя в желудке не уменьшаются, необходимо выполнить гастроскопию для исключения ме­ханического препятствия и решить вопрос о повторной операции.

Механические причины могут быть следующие: 1) при ушивании язвы: а) сужение области привратника - как дефект техники операции, б) резко выраженный перигастрит и перидуоденит; 2) при резекции желудка: а) су­жение анастомоза вследствие отека стенок и последующего рубцевания его, б) сужение анастомоза вследствие воспаления и рубцевания брыжейки поперечной ободочной кишки, в) затекание содержимого в приводящую петлю со сдавлением отводящей, г) неправильная фиксация культи желуд­ка в окне брыжейки поперечной ободочной кишки.

Исходы. Основными причинами летальности при прободных гастро-дуоденальных язвах являются перитонит, послеоперационная пневмония и тяжелые сопутствующие заболевания. Неблагоприятный исход чаще всего является следствием поздней обращаемости больного за медицин­ской помощью и несвоевременной диагностики. За последние годы в боль­шинстве лечебных учреждений летальность при хирургическом лечении прободных язв желудка и двенадцатиперстной кишки снизилась и состав­ляет 5-7 %. Отдаленные результаты зависят не только от вида операции, но и от правильности выбранной оперативной тактики.

Патогенез

Морфологических различий между прободными язвами желудка и две­надцатиперстной кишки очень мало. Визуально определяется сквозной де­фект в стенке органа. В большинстве случаев перфорация локализуется на передней стенке двенадцатиперстной кишки (в области луковицы) и вы­ходного отдела желудка. Со стороны висцеральной брюшины отмечаются гиперемия, отечность тканей и наложения фибрина в окружности перфо­рации, при длительном язвенном анамнезе - выраженные явления хрони­ческого перигастрита, перидуоденита с деформацией и Рубцовыми измене­ниями органов и окружающих тканей.

Со стороны слизистой виден округлый или овальный дефект в центре язвы. Края хронической язвы на ощупь плотные в отличие от острой, кото­рая имеет вид «штампованного» отверстия без рубцовых изменений ее кра­ев. Для микроскопической картины характерно разрушение слоев желу­дочной или кишечной стенок, обильное развитие рубцовой ткани, наличие дегенеративных и облитерирующих поражений артерий в окружности язвы с обильной лейкоцитарной инфильтрацией.

Перфорация язвы приводит к поступлению гастродуоденального со­держимого в свободную брюшную полость, воздействующего на брюшин­ный покров как химический, физический, а затем и бактериальный раздра­житель. Начальная реакция организма на прободение весьма схожа с пато­генезом шока (что дало основание называть эту фазу стадией первичного шока). Это связано с ожогом брюшины кислым желудочным соком, излив­шимся в брюшную полость. В последующем развивается серозно-фибринозный, а затем гнойный перитонит. Скорость развития перитонита тем выше, чем ниже кислотность желудочного сока. Вот почему явлений рас­пространенного (разлитого) гнойного перитонита может не быть через 6 и даже 12 часов после перфорации дуоденальной язвы. В то же время в эти сроки они обычно выражены при прободении язв желудка (крайне быст­ро - в течение 2-3 часов возникает разлитой гнойный перитонит при дест­рукции и перфорации опухоли желудка).

У ряда больных (примерно в 10 % случаев) перфорация, особенно если она малого диаметра, прикрывается пленкой фибрина, прядью саль­ника, нижней поверхностью печени или ободочной кишкой - так называ­емая прикрытая прободная язва. После этого поступление гастродуоденального содержимого в брюшную полость прекращается, боли стихают, патологический процесс локализуется и перитонит ограничивается под-печеночным пространством и/или правой подвздошной ямкой. В даль­нейшем возможны следующие варианты течения заболевания. Во-первых, прикрытый дефект стенки может вновь открыться, что сопровожда­ется повторным возникновением характерной клинической симптомати­ки и прогрессирующим развитием перитонита. Во-вторых, при хорошем отграничении от свободной брюшной полости излившегося инфициро­ванного содержимого возможно образование подпеченочного или поддиафрагмального абсцесса, либо гнойника в правой подвздошной ямке. И, наконец, в-третьих, в крайне редких случаях при быстром прикрытии перфорации существует вариант окончательного закрытия дефекта за счет окружающих тканей, рубцевания язвы и постепенного выздоровле­ния больного.

В отдельных наблюдениях прободение происходит в атипичном вари­анте: в полость сальниковой сумки, в малый или большой сальник, рассла­ивая брюшинные листки, в забрюшинное пространство, в полость, отгра­ниченную спайками. В подобных ситуациях клиническая картина заболе­вания бывает нетипичной, и диагностика чрезвычайно затруднена. В ре­зультате прободения язв малой кривизны желудка в толщу малого сальни­ка возникает воспалительный инфильтрат (иногда принимаемый за флег­мону желудка), а затем и его абсцесс. Длительное существование подобно­го абсцесса ведет к формированию полости значительных размеров, и «разъеданию» желудочной стенки на большом протяжении. Он может сам перфорировать в брюшную полость, что вызывает стремительное развитие распространенного гнойного перитонита и инфекционно-токсического шока. Перфорация язвы, локализующейся на большой кривизне желудка, в пространство между листками большого сальника приводит к возникно­вению гнойного оментита. Перфорация язв задней стенки желудка приво­дит к попаданию желудочного содержимого сначала в сальниковую сумку, а затем через винслово отверстие в правый боковой канал живота и под­вздошную ямку.

Из факторов, провоцирующих прободение язв, можно назвать: переполнение же­лудка едой, погрешности в диете и прием алкоголя, физическое напряжение, сопро­вождающееся повышением внутрижелудочного давления.

Диагностика

Диагностика прободной язвы основывается, прежде всего, на тщатель­ном расспросе больного, данных физикального исследования, результатах лабораторного и рентгенологического исследований, в случае необходимо­сти используют эндоскопические методы.

Сведения, которые можно собрать во время опроса больных, имеют различную диагностическую ценность. Исходя из этого, всех пациентов можно разделить на несколько групп. В первую входят больные, которые в прошлом страдали язвенной болезнью и этот диагноз ранее был под­тверждён у них рентгенологически или эндоскопически. В таких случаях диагноз не представляет больших сложностей. Вторую группу составля­ют лица, которые ранее не были обследованы, но при тщательном их рас­спросе можно выявить типичные проявления язвенной болезни желудка или двенадцатиперстной кишки (отрыжка кислым, боли вскоре после приема пищи или натощак, ночные боли, регулярное употребление пить­евой соды, периодический дегтеобразный стул и др.). В третью группу входят те, которые вследствие некритического отношения к имевшимся проявлениям болезни отрицают какое-либо желудочное заболевание в анамнезе. Как писал Г.Мондор, многие из больных имеют «диспепсичес­кое прошлое», но им кажется, что случившаяся с ними в настоящий мо­мент катастрофа не имеет никакой связи с какими-то давними незначи­тельными пищеварительными расстройствами и поэтому они отрица­тельно отвечают на вопрос врача о наличии заболевания в прошлом. И, наконец, к четвертой группе относятся пациенты, у которых при самом тщательном расспросе не удаётся выявить в прошлом каких-либо нару­шений со стороны желудочно-кишечного тракта. Примерно в 10 % случа­ев прободение возникает на фоне полного благополучия без предшеству­ющих симптомов язвенной болезни.

Непосредственно перед перфорацией язвы нередко возникают продро­мальные симптомы, выражающиеся в усилении болей в эпигастральной об­ласти, ознобах, субфебрильной температуре, тошноте, изредка рвоте. Неко­торые хирурги оценивают эти признаки как состояние угрожающей перфо­рации. К сожалению, подобное заключение делается лишь «задним числом», ретроспективно.

Для диагностики имеет значение характерная поза больного, его вне­шний вид и особенно, обнаружение выраженного мышечного напряже­ния, определяемого при поверхностной пальпации. При оценке этого симптома необходимо принимать во внимание время, прошедшее с мо­мента прободения, так как с развитием и прогрессированием перитонита на смену резко выраженному напряжению брюшной стенки приходит по­степенно нарастающее вздутие живота, которое в значительной мере мас­кирует защитное напряжение мышц. Кроме того, если прободение про­изошло у больного с дряблой мускулатурой и ожирением, мышечное на­пряжение трудно бывает обнаружить. В таких случаях выявить ригид­ность и постоянное тоническое напряжение мышц передней брюшной стенки возможно при помощи осторожной методической пальпации (следует стараться не причинить пациенту резкой боли), во время кото­рой напряжение усиливается.

Наличие свободного газа в брюшной полости может быть выявлено при перкуссии области печени примерно в 60 % случаев прободений гастродуоденальных язв. Отсутствие печеночной тупости имеет решающее значение в тех случаях, когда зона тимпанита, найденного над печенью, перемещается при перемене положения больного и при повороте со спи­ны на левый бок.

Рентгенодиагностика прободных язв сводится в основном к выяв­лению свободного газа в брюшной полости, который обнаруживается в 80 % случаев. Установление этого симптома прямо указывает на пер­форацию полого органа, даже при отсутствии четких клинических симптомов (хирург должен знать, что воздух в поддиафрагмальное пространство у пожилых женщин изредка может попадать при атонии маточных труб).

Точность рентгенологического диагноза находится в прямой зависимо­сти от количества газа, поступившего в брюшную полость: при большом количестве его легко обнаружить, при минимальном - иногда вообще не удаётся.

 Газовый болюс располагается в наиболее высоких отделах брюшной полости. При положении больного на спине высшей точкой его нахождения является верх­ний отдел передней брюшной стенки. С поворотом пациента на бок он смещается в соответствующую подреберную область, к месту прикрепления диафрагмы и к бо­ковой стенке живота, а в вертикальном положении газ занимает наиболее высокое положение под куполами диафрагмы. Наличие спаек в брюшной полости искажает изложенные выше закономерности, и скопление газа может локализоваться в нети­пичном месте.

Рентгенографическая дифференциальная диагностика между пневмоперитонеумом и интерпозицией пневматизированной толстой кишки, располагающейся между печенью и диафрагмой основана на том, что полоска свободного газа, локализующаяся в брюшной полости, смещается в зависимости от положения больного, а раздутый га­зами участок толстой кишки своего положения обычно не меняет.

В неясных случаях больным предлагают выпить интенсивно газированной воды («шипучей смеси»): освобождающийся газ выходит через прободное отверстие и легко может быть обнаружен при повторном рентгенологическом исследовании. С этой же целью можно воспользоваться любым водорастворимым контрастным веществом (20-40 мл). Выхождение его за пределы контуров желудка и двенадцатиперстной кишки является абсолютным признаком прободения язвы.

В диагностически сложных случаях можно воспользоваться комплексным рентгено-эндоскопическим исследованием. Оно заключается в том, что после отрицательно­го результата обзорной рентгенографии брюшной полости больному производят фиброгастроскопию.

Во время ее проведения выявляют месторасположение язвы и по косвенным при­знакам наличие перфорации. Нередко во время нагнетания воздуха в желудок у боль­ных резко усиливаются болевые ощущения, что прямо указывает на наличие прободе­ния язвы. Диагноз подтверждается во время повторной обзорной рентгенографии, при которой обнаруживают появление большого количества свободного газа под куполом диафрагмы.

 Данные лабораторных исследований крови не выявляют каких-либо специфических изменений на ранних стадиях заболевания. Число лейко­цитов остается нормальным или незначительно повышенным, без сдвигов в формуле. Только при развитии перитонита появляется высокий лейко­цитоз со сдвигом формулы влево.

Определенную диагностическую помощь в нестандартных ситуаци­ях оказывает ультразвуковое исследование. Обнаружить свободный газ в брюшной полости с его помощью непросто, а вот выявить осумкованное или не отграниченное органами жидкое содержимое, как правило, удается.

В тех случаях, когда перечисленные выше инструментальные методы исследования не позволяют распознать прикрытую или атипично протека­ющую перфоративную гастродуоденальную язву, а диагноз перитонита не исключается, прибегают к лапароскопии.

Дифференциальный диагноз

Прободную язву желудка и двенадцатиперстной кишки прежде всего приходится дифференцировать от острых заболеваний органов верхнего этажа брюшной полости, для которых также характерны боли в эпигастральной области.

 Прободение злокачественной опухоли желудка - достаточно редкое осложне­ние ракового процесса. Возраст больных, как правило, старше 50 лет. Течение забо­левания имеет много общих черт с прободением гастродуоденальной язвы, хотя на­чало не такое бурное, как при язве, при этом характерно быстрое развитие разлитого гнойного перитонита. В анамнезе можно выявить потерю массы тела, снижение ап­петита, слабость, наступившие в последние несколько месяцев до поступления в хи­рургический стационар.

При объективном обследовании предположение о наличии прободения опухоли подтверждается пальпаторным обнаружением плотного бугристого образования в эпигастрии. В остальном клинические проявления те же, что и при прободении гастро­дуоденальной язвы.

Если выполняется лапароскопия, то выявляют опухоль с перфорацией ипоступ­лением содержимого желудка в брюшную полость. Также можно увидеть метастазы в печени и других органах.

Клинические отличия острого холецистита, печеночной колики, острого панкреа­тита, острого аппендицита и почечной колики от прободной язвы желудка идвенадца­типерстной кишки хорошо известны практикующим врачом. Они изложены в главах I и II. Поэтому остановимся на более редких заболевания, представляющих интерес в аспекте разбираемой патологии.

Флегмона желудка. Заболевание трудно дифференцировать от прободной язвы. Клиническая картина при флегмоне характеризуется внезапно возникшими болями в эпигастральной области с иррадиацией в спину, тошнотой, редко рвотой. В анамнезе имеются диспепсические расстройства. Больной беспокоен, занимает вынужденное положение на спине. Язык обложен, сухой. Живот втянут, ограниченно участвует в дыхании, напряжен в эпигастральной области. Печеночная тупость сохранена, иногда определяется притупление в отлогих местах живота. Перистальтика выслушивается. Заболевание сопровождается частым пульсом, повышением температуры тела и высо­ким лейкоцитозом.

В процессе выполнения фиброгастроскопии находят резко выраженное воспале­ние слизистой оболочки желудка на всем протяжении. Контрольная рентгенография брюшной полости, произведенная после эндоскопического исследования, подтверж­дает отсутствие свободного газа в брюшной полости.

Острое нарушение мезентериального кровообращения. Проявляется внезапно возникающими жестокими болями в животе без определенной локализации. Необхо­димо учитывать наличие мерцательной аритмии, диспепсических жалоб и анамнести­ческих сведений относительно перенесенных ранее эмболии и имеющихся в настоя­щее время хронических окклюзии в системе большого круга кровообращения. Боль­ной беспокоен, мечется в постели, возможен коллапс. Характерно быстрое развитие

интоксикации при неотчетливой клинической картине со стороны брюшной полости. Рвота бывает редко, чаще - жидкий стул с примесью крови. Живот вздут, мягкий, пе­ристальтические шумы отсутствуют с самого начала заболевания. Пульс частый, не­редко аритмичный.

Повышения температуры тела нет. Количество лейкоцитов в крови резко повыше­но. В случае развития инфаркта кишечника появляется перитонеальная симптомати­ка. Окончательную диагностику в ранние сроки от начала заболевания, т. е. в стадию ишемии кишечника осуществляют с помощью лапароскопии и рентгеноконтрастной аорто-мезентерикографии.

Забрюшинный разрыв аневризмы брюшной аорты. Начинается внезапно с сильнейших болей в верхнем этаже брюшной полости. Как правило, это заболева­ние встречается у людей пожилого возраста с выраженной сердечно-сосудистой патологией. Из анамнеза нередко можно получить сведения о наличии у больного аневризмы аорты.

При объективном обследовании в брюшной полости определяется болезненное, неподвижное, пульсирующее опухолевидное образование, над которым можно выс­лушать грубый систолический шум. Живот в первые часы заболевания не вздут, час­то определяется мышечное напряжение за счёт попадания крови в брюшную по­лость. Пульс может быть частым, артериальное давление снижено, температура тела нормальная или понижена. Пульсация подвздошных и бедренных артерий резко ос­лаблена, нижние конечности холодные. У больных быстро наступает анурия, явле­ния почечной недостаточности. У большинства пациентов определяются признаки острой анемии.

Симулировать прободную язву могут и терапевтические заболевания.

Инфаркт миокарда. В случае гастралгической его формы возможно внезапное возникновение острых болей в эпигастральной области с иррадиацией в область серд­ца и межлопаточную область. Чаще заболевают люди пожилого возраста, у которых ранее были приступы стенокардии.

При пальпации можно выявить болезненность и напряжение брюшной стенки в эпигастральной области. Печеночная тупость сохранена, перистальтические шумы обычные. На электрокардиограмме обнаруживают свежие очаговые нарушения коро­нарного кровообращения.

Пневмония и плеврит. Возможно острое начало болей в верхней части живота без определенной локализации. Передняя брюшная стенка может быть умеренно напря­жена в эпигастральной области. Печеночная тупость сохранена. Клиническое и рент­генологическое исследования подтверждают наличие пневмонии.

 В заключение следует акцентировать внимание хирургов на том, что точная дифференциальная диагностика возможна лишь в первые часы после прободения гастродуоденальной язвы. В период гнойного перитонита картина прободения сглаживается и становится похожей на клиническую картину воспаления брюшины любого иного проис­хождения. Экстренная срединная лапаротомия окончательно опреде­ляет его причину.

К каким докторам следует обращаться?

хирург

гастроантеролог

Прободная язва

Прободная язва – тяжелое осложнение язвенной болезни желудка или двенадцатиперстной кишки, когда в месте язвы образуется сквозное отверстие, через которое содержимое попадает в брюшную полость и приводит к развитию перитонита. Чаще всего прободение происходит в начальных отделах двенадцатиперстной кишки и в дистальном отделе желудка. Помимо прободной язвы желудка и двенадцатиперстной кишки подобные осложнения встречаются при локализации язв в пищеводе, тонком и толстом кишечнике, однако случается это крайне редко.

Прободной язвой осложняется примерно 15% всех случаев язвенной болезни. Язвенной болезнью и ее осложнениями страдают люди любого возраста и пола, однако в большей степени ей подвержены мужчины 20–40 лет.

Прободная язва – это образование сквозного дефекта в стенке желудка или двенадцатиперстной кишки

Причины и факторы риска

Основной непосредственной причиной перфорации является хроническая язвенная болезнь в запущенном состоянии, не получающая надлежащего лечения. Язвенную болезнь относят к полиэтиологичным заболеваниям, т. е. возникающим под влиянием сразу нескольких причин. Необходимым условием ее развития служит инфицирование Helicobacter pylori, а к способствующим факторам относят:

  • наследственную предрасположенность;
  • заболевания желудочно-кишечного тракта (гастрит, панкреатит и др.);
  • систематические нарушения пищевого режима (нерегулярное, несбалансированное питание, злоупотребление пищей, раздражающей слизистую оболочку пищеварительного тракта);
  • снижение иммунитета;
  • злоупотребление алкоголем;
  • курение;
  • чрезмерное физическое и психо-эмоциональное напряжение в течение длительного времени;
  • длительное воздействие ряда медикаментозных препаратов (например, глюкокортикостероидов, нестероидных противовоспалительных средств и т. д.).

Реже прободная язва возникает как осложнение тяжелых острых состояний – химических ожогов пищеварительного тракта, отравлений ядовитыми веществами, инсульта, инфаркта и др.

Прободная язва является жизнеугрожающим состоянием, примерно в 8% случаев завершающимся летальным исходом даже при условии своевременной диагностики и вовремя проведенного хирургического лечения.

Формы заболевания

В зависимости от этиологии:

  • перфорация острой язвы;
  • перфорация хронической язвы;
  • перфорация злокачественной опухоли в полом органе;
  • перфорация при нарушении местного кровообращения;
  • перфорация при паразитарных инвазиях.

В зависимости от локализации выделяют прободные язвы:

  • пищевода;
  • желудка;
  • двенадцатиперстной кишки;
  • тонкого кишечника;
  • толстого кишечника;
  • сочетанные.

Прободную язву желудка, в свою очередь, подразделяют на перфорацию малой или большой кривизны желудка, передней или задней стенки желудка, в теле желудка или в кардиальном, препилорическом, пилорическом, антральном отделе. Прободная язва двенадцатиперстной кишки может быть бульбарной или постбульбарной.

По клинической картине:

  • типичная – прободение в брюшную полость;
  • атипичная (прикрытая, т. е. перфорация прикрывается каким-либо органом) – прободение происходит в большой или малый сальник, сальниковую сумку, забрюшинную клетчатку, межспаечную полость.

Прободение язвы может сопровождаться кровотечением в желудочно-кишечный тракт или в полость брюшины.

Стадии заболевания

В клинической картине заболевания выделяют следующие стадии:

  1. Химический перитонит (абдоминальный шок, первичный шок).
  2. Бактериальный перитонит (серозно-фиброзный перитонит и системная реакция, период мнимого благополучия).
  3. Разлитой гнойный перитонит (тяжелый абдоминальный сепсис).
В целях профилактики образования прободной язвы показаны своевременная диагностика и лечение язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки.

Симптомы прободной язвы

Прободная язва проявляет себя внезапной острой и сильной, так называемой кинжальной болью в эпигастрии. Боль иррадиирует в левую часть живота, надключичную область, лопатку и левое плечо. Для прободной язвы двенадцатиперстной кишки характерна локализация боли в правом подреберье, затем распространяющейся на весь живот. При перфорации язвы желудка перитонит развивается быстрее, поскольку дополнительным агрессивным фактором содержимого, излившегося в брюшную полость, выступает желудочный сок. Интенсивная боль заставляет пациента принять вынужденное положение – лежа на боку с поджатыми ногами (поза эмбриона). Отмечаются бледность кожных покровов, холодный пот, снижение артериального давления, учащенное поверхностное дыхание (тахипноэ), заостряются черты лица. Мышцы передней брюшной стенки напряжены (этот симптом обычно отсутствует у лиц, находящихся в состоянии алкогольного опьянения, у ослабленных пациентов и у страдающих ожирением), мягкая пальпация усугубляет болевые ощущения. Живот в процессе дыхания не участвует. В брюшной полости обнаруживается свободный газ, что определяется при простукивании (перкуссии) нижнего края реберных дуг.

Прободная язва проявляет себя острой и сильной болью в эпигастрии

В стадию бактериального перитонита процесс переходит примерно через 6 часов от начала болевого приступа. Интенсивность симптомов прободной язвы в этот период уменьшается, однако нарастают признаки интоксикации. Давление снижается еще больше, отмечается тахикардия, может подняться температура тела. Признаки присутствия свободного газа в брюшной полости становятся более явными.

Если не оказана медицинская помощь, примерно через 12 часов после прободения язвы начинается стадия тяжелого абдоминального сепсиса. Общее состояние при этом резко ухудшается, становятся ярко выраженными признаки интоксикации. У больного наблюдается сильная рвота, приводящая к обезвоживанию организма, сухость кожных покровов, подъем температуры тела вначале до фебрильных значений, затем ее снижение, пониженное кровяное давление, нарастание тахикардии, увеличение живота, олиго- или анурия. Пациент становится вялым, апатичным, контакту доступен ограниченно, позже наступает коматозное состояние.

При прободении язвы в головку поджелудочной железы отмечается сильное кишечное кровотечение и рвота кровью. Атипичное прободение язвы в толщу большого или малого сальника сопровождается умеренной болью в животе без четкой локализации, мышечное напряжение при этом выражено не столь резко, как при типичной форме патологии.

Читайте также:

8 эффективных народных средств борьбы с язвенной болезнью

7 полезных свойств томатного сока

8 съедобных весенних трав

Диагностика

Диагностика прободной язвы основывается на данных, полученных при объективном осмотре, сборе жалоб и анамнеза, а также в результате инструментально-лабораторного обследования, в которое включаются:

УЗИ желудка – один из методов диагностики прободной язвы

Необходима дифференциальная диагностика с прободением опухоли желудка, абдоминальной формой инфаркта миокарда, флегмоной желудка, острым панкреатитом, острым аппендицитом, острым нарушением мезентериального кровообращения, разрывом аневризмы брюшной аорты, плевритом и пр. Точная дифференциальная диагностика может быть проведена только в первые часы после пенетрации язвы. В последующем клиническая картина заболевания сглаживается, так как преобладающими становятся признаки перитонита.

Прободной язвой осложняется примерно 15% всех случаев язвенной болезни.

Лечение прободной язвы

При прободной язве показано экстренное оперативное вмешательство. Консервативное лечение прободной язвы неэффективно и чревато развитием многочисленных осложнений, вплоть до летального исхода. Консервативная терапия проводится при невозможности немедленного проведения операции и заключается в освобождении кишечника от содержимого, антибактериальной терапии, инфузионной терапии (поддержание жизненно-важных функций организма и профилактика дальнейшего инфицирования).

При прободной язве показано экстренное хирургическое вмешательство

В ходе дооперационной подготовки больного проводят эвакуацию содержимого желудка, катетеризацию мочевого пузыря, нормализацию кровяного давления. Тактика хирургического лечения зависит от локализации прободной язвы, формы и стадии заболевания. По показаниям применяются следующие методы оперативного вмешательства:

  • ушивание прободения открытым или лапароскопическим способом;
  • резекция желудка;
  • ваготомия с иссечением прободной язвы и пилоропластикой;
  • пилороантрумэктомия со стволовой ваготомией;
  • ушивание прободения в сочетании с селективной проксимальной ваготомией.

Возможные осложнения и последствия

При несвоевременном обращении за медицинской помощью могут развиться тяжелые гнойные осложнения прободной язвы, в том числе генерализованный сепсис. Подобные состояния несут угрозу жизни.

Послеоперационными осложнениями прободной язвы могут стать:

  • бронхопневмония;
  • перитонит;
  • несостоятельность швов с повторным выходом кишечного содержимого в полость брюшины;
  • желудочно-кишечные кровотечения;
  • нарушение эвакуаторной функции желудка.

Более других подвержены риску развития послеоперационных осложнений прободной язвы пациенты с иммунодефицитом и лица преклонного возраста.

Прогноз

Прободная язва является жизнеугрожающим состоянием, примерно в 8% случаев завершающимся летальным исходом даже при условии своевременной диагностики и вовремя проведенного хирургического лечения. Рецидивы при этом отмечаются менее чем в 2% случаев. При проведении хирургического вмешательства через 12 часов от момента дебюта заболевания и позже послеоперационная летальность увеличивается до 20–40%. Лечение прободной язвы на стадии разлитого перитонита часто является запоздалым и не имеет положительного эффекта.

Профилактика

В целях профилактики образования прободной язвы показаны своевременная диагностика и лечение язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки. Мерой неспецифической профилактики является поддержание на должном уровне защитных сил организма путем рационального питания, отказа от вредных привычек, соблюдения оптимального режима сна и отдыха и т. п.

Видео с YouTube по теме статьи:

Перфоративная язва желудка и ДПК

Перфорация является одним из самых опасных и распространенных осложнений язвенной болезни. Занимает 4 место после острого аппендицита, ущемленных грыж и острой кишечной непроходимости. Перфорация осложняет течение язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, по данным различных авторов, в 6—20 % случаев, отсутствие язвенного анамнеза встречаются у 5—10 % больных молодого возраста. Среди больных с прободной язвой мужчины составляют 95 %. Чаще встречается у лиц в возрасте 20—50 лет (80 %), старше 60 — в 4,2 %.

Перфорация может наблюдаться в любом возрасте, даже у новорожденных. Прободение язвы происходит в любое время года, но чаще весной и зимой. Возможно, что такая сезонность связана с особенностями питания.

Прободение может произойти в любое время суток.

Факторы, способствующие прободению язвы:

• употребление алкоголя;

• обильная еда;

• физическое напряжение;

• нервное перенапряжение (стресс);

• после зондирования желудка.

Клиника перфоративной язвы желудка и двенадцатиперстной кишки

По мнению Н. И. Неймарк (1972 г.), в клинической картине прободной гастродуоденальной язвы целесообразно выделение трех периодов.

I. Период «острого живота» (шока или перфорации). Продолжительность 6—8 ч. Эта стадия, по словам Мондора, является самой легкой для диагностики и самой благоприятной для лечения при условии срочной операции.

Боль — внезапная, жестокая, мучительная. Каждый больной описывает боль по-своему, но чаще всего: «Ножом ударило под ложечку», «страшно кольнуло», «что-то лопнуло», «удар кинжалом в живот». Нередко больные говорят, что из-за непереносимой боли теряли сознание и падали.

Боли обычно локализуются в эпигастрии или правом подреберье, продолжаются 2—3 ч, иррадиируют в плечо, лопатку, ключицу (симптом Элеккера, или «френикус-симптом»).

Осмотр. Больной лежит на спине или на правом боку с приведенными к животу ногами. Кожа бледная, покрыта холодным потом, выражение лица испуганное.

Больной стонет, пульс в первые часы редкий (вагус-пульс), до 50—60 ударов в минуту.

В конце фазы шока брадикардия начинает сменяться учащением пульса.

Артериальное давление в течение первой фазы остается пониженным, но уже через 1,5—2 ч может нормализоваться. Снижение давления зависит от быстрого развития и тяжести перитонита. Неустойчивым оказывается артериальное давление у пожилых и старых больных.

Температура нормальная.

Дыхание в первой фазе учащено до 25—30 в минуту. Попытка больного вдохнуть глубже приводит к резкому усилению болей в животе.

После прободения больной испытывает жажду. Передняя брюшная стенка в начале заболевания неподвижна, не принимает участия в дыхании, втянута.

Пальпация. Прикосновение к животу вызывает значительную болезненность в надчревной области, правом подреберье и ближе к средней линии. Главным симптомом является резкое напряжение брюшной стенки, «мышечная защита».

Пальпация напряженного живота болезненна. Напряжение брюшной стенки и симптом Щеткина—Блюмберга относятся к самому начальному периоду, позже по мере изменения клинической картины изменяется и степень напряжения, и зона выявления симптома Щеткина—Блюмберга.

При перкуссии живота определяется сильная болезненность в эпигастрии и правом подреберье. Очень часто удается установить исчезновение печеночной тупости, тимпанит, высокий коробочный звук над печенью.

Этот симптом вызван тем, что в момент прободения язвы через отверстие в желудке или двенадцатиперстной кишке в брюшную полость выходит не только жидкое содержимое, пища, но и воздух, устремляющийся кверху. Воздух располагается под диафрагмой, над печенью.

Чем больше воздуха проникло в брюшную полость, тем более отчетливым будет этот симптом. Но отсутствие этого симптома ни в коем случае не может служить основанием для исключения прободения. В более поздний период при перкуссии живота определяется притупление в отлогих частях.

При исследовании прямой кишки пальцем определяется болезненность прямокишечного пузырного углубления у мужчин, прямокишечно-маточного у женщин (симптом Куленкампффа).

 II. Фаза «мнимого благополучия» (8—12 ч), улучшения. Именно в этой фазе особенно часты диагностические ошибки, из-за которых больной поздно госпитализируется. Эту фазу совершенно справедливо называют «предательской».

Острейшие, нестерпимые боли уменьшились, стали не такими резкими.

Больной как бы приходит в себя, ему начинается казаться, что еще немного — и «все наладится». Дыхание свободное, глубже. Лицо не выглядит бледным. Субъективное улучшение обманчиво. Процесс в брюшной полости продолжается и распространяется, о чем свидетельствуют многие признаки. Через 5—6 ч температура поднимается до 37,5—38 °С.

Чем больше времени прошло, тем чаще пульс, тем заметнее несоответствие между частотой пульса и температурой («ножницы»).

Артериальное давление понижается. Дыхание учащенное, язык становится сухим.

Отмечается вздутие живота.

При пальпации — отчетливая ригидность, но уже не доскообразный живот. Напряжение выражено в правой подвздошной области не меньше, чем в верхних отделах живота. Положительный симптом Щеткина—Блюмберга. При ректальном исследовании всегда определяется резкая болезненность.

III. Третья фаза (перитонит) — 24 ч и более. Состояние больного тяжелое: ввалившиеся глаза, синюшность губ, лица, частое и поверхностное дыхание, жажда, непрерывная боль в животе. Скорость развития перитонита зависит от количества желудочного содержимого, его кислотности, вида бактерий, величины прободного отверстия, локализации, возраста, сопутствующей патологии.

Температура тела — до 38—39 °С, пульс частый, слабого наполнения. Артериальное давление понижено.

Вздутый, напряженный, болезненный живот. Положительные симптомы раздражения брюшины.

У некоторых больных удается выявить предшествующую прободению предперфорационную симптоматику, характеризующуюся значительным усилением боли под ложечкой и тошноты, появлением рвоты. Названные симптомы являются свидетельством обострения воспалительного процесса в зоне язвенного дефекта. Данное обстоятельство предрасполагает к возникновению прободения. Способствующим этому осложнению обстоятельством служит повышение внутрижелудочного давления, обусловленного рвотой и физическим напряжением.

Известны случаи язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки («немая» язва), впервые проявляющейся прободением. Мнение об отсутствии язвенного анамнеза отражает не истинную частоту «немых» язв, а частоту неумело собранных данных.

В 3—4 % всех наблюдений отмечаются случаи атипичных перфораций (прободения язвы, расположенной внебрюшинно, на задней стенке двенадцатиперстной кишки, в кардиальном отделе желудка или на его задней стенке).

Содержимое желудка поступает не в свободную брюшную полость, а забрюшинно или в сальниковую сумку. Не наблюдается сильных болей и резкого напряжения брюшной стенки, как при типичной форме. Только в случаях гнойника или его прорыва в брюшную полость возникают показания к операции.

Диагностические ошибки обычно встречаются при атипичных перфорациях, прикрытых. Ошибки являются следствием поверхностно собранного анамнеза, небрежного обследования больного, неумения сопоставлять данные анамнеза и симптомы.

Прикрытые перфорации гастродуоденальных язв встречаются в 5 % случаев.

Прободное отверстие прикрывается комком пищи или же вследствие приклеивания соседних органов (печени, желчного пузыря, поперечно-ободочной кишки, сальника). Прикрытие возможно при определенных условиях: небольшое прободное отверстие, нахождение его на задней стенке желудка или двенадцатиперстной кишки, пустом или незначительно наполненном желудке.

Начало заболевания ничем не отличается от прободных язв в брюшную полость. Фаза шока длится 15—30 мин, а затем развитие заболевания обрывается. Отмечается только напряжение брюшной стенки на ограниченном участке и болезненность.

Помимо возобновления заболевания (прободение), возможно образование гнойника в области прикрытой перфорации, который может привести к разлитому перитониту.

Диагностика перфоративной язвы желудка и двенадцатиперстной кишки

• Анамнез заболевания (язвенный).

• Клиника.

• Обзорная рентгеноскопия или рентгенография брюшной полости в вертикальном положении пациента или в положении на левом боку (латерография).

• Рентгенологическое исследование у 70 % больных обнаруживает присутствие свободного газа в брюшной полости, под правым куполом диафрагмы.

• Пневмогастрография или введение контрастного вещества через зонд в желудок, после чего выполняется обзорная рентгенография брюшной полости. Выявление на рентгенограмме газа под диафрагмой или контрастного вещества в свободной брюшной полости указывает на перфорацию язвы.

• Фиброгастродуоденоскопия. При прикрытых перфорациях внутрижелудочное нагнетание воздуха во время фиброгастродуоденоскопии способно спровоцировать появление воздуха под диафрагмой, а также способствовать выявлению язвы. Во время исследования возможно появление сильных болей в животе при нагнетании воздуха, это тоже диагностический симптом.

• Лапароцентез по методике шарящего катетера для выявления перитонита, выпота в брюшной полости.

• Проведение диагностической пробы Неймарка (2—3 мл экссудата из брюшной полости и 4—5 капель 10%-ной йодной настойки).

• Если в жидкости имеется примесь желудочного содержимого, то под воздействием йодной настойки она приобретает темное грязно-синее окрашивание (из-за остатка крахмала).

• Лапараскопия, которая позволяет обнаружить признаки перитонита

• Из дополнительных методов исследования для исключения заболеваний сердца произвести ЭКГ, осмотр терапевтом.

Лечение перфоративной язвы желудка и двенадцатиперстной кишки

Методом лечения больных с прободными гастродуоденальными язвами является хирургический.

Целью оперативного вмешательства является прекращение сообщения полости желудка с брюшной полостью и санация последней.

В мировой литературе описано около 40 способов и их модификаций лечения прободных язв желудка и двенадцатиперстной кишки. Однако к хирургическому лечению следует подходить дифференцированно, то есть к дуоденальной язве один подход, к желудочной — другой.

Важная роль отводится промежутку времени с момента перфорации до начала выполнения хирургического вмешательства. Возраст пациента и его состояние также играют определенную роль в выборе метода операции.

На определение степени операционного риска у больного способна влиять сопутствующая соматическая патология и степень ее выраженности; профессиональная подготовка хирурга.

В ходе проведения операции большое значение придается тяжести и распространенности перитонита.

При прободных язвах используются 3 вида операций:

• резекция язвы;

• резекция желудка;

• органосохраняющие операции в сочетании с ваготомией.

 Показания к ушиванию язвы

• Лица молодого возраста со «свежей» язвой без морфологических признаков хронического и язвенного стеноза.

• При распространенных формах перитонита.

• При высокой степени операционного риска (преклонный возраст, тяжелая сопутствующая патология).

• Более 6 ч с момента перфорации.

В связи с тем, что после ушивания прободной язвы более чем у половины больных наблюдается прогрессирование язвенной болезни, отмечается значительное количество осложнений, предпочтительнее операции радикального характера (антрумэктомия, или иссечение язвенного дефекта с пилоропластикой и ваготомией).

 Показания к резекции желудка при перфоративной язв

• Срок с момента перфорации не более 6 ч.

• Наличие в анамнезе длительного язвенного процесса.

• Отсутствие тяжелой сопутствующей патологии.

• Подозрение на малигнизацию, стеноз, кровотечение, пенетрацию.

Показания к органосохраняющим операциям

• Молодой возраст.

• Отсутствие распространенности перитонита.

• Сочетание перфорации и кровотечения.

• Перфорация передней стенки пилородуоденального канала при отсутствии большого язвенного инфильтрата, переходящего на окружающие органы.

Ваготомия с иссечением язвы и пилоропластикалоропластика

• При язве двенадцатиперстной кишки (передняя стенка) или пилорического отдела, не сопровождаемой большим инфильтратом, рубцовой деформацией.

• При сочетании перфорации и кровотечения, стенозе, пенетрации.

Дренирующие операции: пиропластика; гастродуодепиропластиканостомия; гастродуоденостомиягастроеюностомия.


Смотрите также